Sitio dedicado a la actriz argentina Andrea Del Boca
 
ÍndiceÍndice  RegistrarseRegistrarse  ConectarseConectarse  

 

 АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....

Ver el tema anterior Ver el tema siguiente Ir abajo 
Ir a la página : Precedente  1, 2, 3, 4, 5  Siguiente
Autor Mensaje
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Dic 06, 2011 3:56 am

ГЛАВА 24.

Свой двадцать первый день рождения Нико встретил в самом приподнятом настроении. Накануне он зашел в фирму Корнехо-Мехия и договорился о работе курьера. Конечно, будет трудно совмещать работу и учебу, но ради мести можно и пострадать немного.
- С днем рождения, дорогой! - Антонелла вошла в комнату сына, обняла и расцеловала его в обе щеки.
- Спасибо, мам.
- Сегодня тебя ждет сюрприз...
Этого еще не хватало! В последнее время мать выдавала столько сюрпризов, что еще один его тонкая душевная организация могла и не выдержать.
- Какой еще сюрприз?
- Всему свое время, - Антонелла загадочно улыбнулась и вышла из комнаты.

Праздники Антонелла умела устраивать, как никто другой. Во внутреннем дворике их дома с раннего утра шли приготовления: сеньор Альяга привез из своего ресторана официантов и огромное количество закусок, и сейчас эти "люди в белом" сервировали расставленные по всему дворику столы, главным из которых был чайный столик - на него в скором времени водрузили роскошный торт с обильной шоколадной поливкой.
Практически в центре двора специально нанятые люди собирали небольшой помост и площадку для танцев.
Антонелла раздавала указания направо и налево, заряжая всех своей сумасшедшей энергией - ей так хотелось сделать день вступления сына в совершеннолетнюю жизнь веселым, легким и запоминающимся.
Когда приготовления были закончены и зажжены фонарики по всему периметру дворика, постепенно начали подъезжать гости. Первыми прибыли университетские друзья Нико - шумная компания девушек и молодых людей - они тут же заполнили все пространство дворика звонким смехом и гомоном. Следом за ними приехали Паула и Лаутаро, крестные родители; Федерико и Марисоль вместе с детьми поздравили именинника с днем рождения. Донья Анна, сеньор Альяга и, конечно же, Абелярдо занимали не последнее место в списке гостей. Не обошлось и без друзей маленькой Лукреции - их визги и радостные крики эхом отдавались в разных концах дворика. Приглашенный клоун развлекал детей фокусами и различными подвижными играми.
Антонелла смотрела на всю эту картину с высоты небольшой лестницы, предварявшей вход во внутренний дворик, и сердце ее пело от счастья какую-то веселую песню, от которой хотелось взмыть высоко ввысь и парить над землей в легкой, дурманящей эйфории покоя и умиротворения.
- А ты молодчина, подруга, - Паула подошла к Антонелле и чуть обняла ее за талию.- Отличный праздник!
- Это мой единственный родной сын, - улыбнулась она в ответ, - и я счастлива, потому что он счастлив. Посмотри на него. Разве он не прекрасен?
Они обратили взор на группу молодежи, в центре которой стоял Нико. Он что-то рассказывал, при этом активно жестикулируя, на что друзья реагировали громким заливистым смехом.
Чем быстрее приближалась ночь, тем насыщенней становилась развлекательная программа. Дискотека под музыку последних десятилетий с неизменным танго расшевелила гостей, приведя их в то расслабленное состояние, когда чувства и эмоции настолько захватили первенство над разумом, что каждая следующая песня вызывала бурный восторг и желание танцевать еще и еще. И, когда публика была максимально разогрета, наступил апогей праздничного торжества - обещанный Антонеллой сюрприз. На небольшую сцену вышла GRUPO GREEN, плакатами с изображениями которой была увешана вся комната Нико. В этот миг накал эмоций достиг своей критической точки.
Уже после, когда потухли праздничные огни, гости разошлись по домам, а хозяева укладывались спать, Нико зашел в комнату Антонеллы, крепко обнял ее и сказал:
- Спасибо, мам! Это был самый лучший день рождения в моей жизни!

За все время праздника никто не заметил стоящего в тени каштанов мужчину в черном плаще. Он смотрел на веселящихся людей, и сердце его разрывалось от ненависти. Это они лишили его нормальной жизни, любви родителей и вот таких чудесных дней рождения. Благодаря им его отец сошел с ума, мать ненавидела его и считала причиной своей несчастной жизни, одноклассники, а потом и однокурсники обходили его стороной, считая, что у него не все в порядке с психикой - по поводу и без повода он бросался в драку, потому что привык отстаивать свое место под солнцем только одним способом - кулаками. Вот и сейчас он сжал их, как перед ударом, так, что хрустнули кости среднего и указательного пальцев, не выдержав напряжения.
- Вы все заплатите! - прошипел он зловеще. - Ты, Антонелла, заплатишь первой.
Он развернулся и пошел к выходу, никем не замеченный и твердо уверенный в том, что Дьявол на его стороне.

Коньяк в бокале поблескивал янтарным светом. Николас сделал глоток и почувствовал, как жидкость обожгла горло, а потом по телу разлилось приятное тепло. Сегодня у него праздник - день рождения сына. Однако радости он не испытывал, а только тихую грусть от желания быть рядом, но не иметь возможности даже просто обнять. Нико исполнился двадцать один год. Совсем взрослый. Он не видел сына больше десяти лет. После развода Николас добивался совместной опеки, раздавал взятки всем, кто мог бы ему помочь, не скупясь ни на какие суммы, но судья, не смотря на солидный куш, все равно присудил опеку Антонелле. После оглашения решения он в ярости разбил этому паршивцу нос, за что получил еще не одну тысячу штрафов и условный срок на год. Но ничто не могло уже волновать его так, как разлука с сыном.
Николас сделал еще один глоток. Обжигающая жидкость прошла по пищеводу и опустилась в желудок, тут же миллионы красных телец понесли алкоголь в мозг и, когда он достиг своего конечного пункта, в голове зашумело, боль, мучавшая его все эти годы, притупилась, принесла недолгое облегчение.
- С днем рождения, сынок, - пробормотал Николас и опустошил бокал.

В дверь позвонили. Дворецкий пошел открывать дверь и через минуту объявил, что Николаса хочет видеть сеньор Рамирес. Мужчина поднялся с кресла и поприветствовал помощника.
- Виски? - спросил он после.
- Не откажусь.
Николас налил виски и отдал бокал Рамиресу.
- Ты отлично выступил в Росарио, - сказал тот, отпив глоток.
Николас лишь пожал плечами. Сегодня политика не имела для него никакого значения.
- С тобой все в порядке?
- Сегодня день рождения моего сына.
- Федерико?
- Нет, Нико.
- Ты пытался поговорить с Антонеллой?
Николас покачал головой.
- Я не виделся с ней со времени развода. По решению суда мне запрещено видеться с сыном. Как только я попытаюсь сделать это, меня арестуют.
- Похоже, ты ее здорово обидел.
- Кого ты обидел, Николас? - за разговором они не заметили подошедшую Мари-Инес. Она прильнула к Николасу и слегка коснулась его губ. - Так ты ответишь?
Николас обменялся быстрым взглядом с Рамиресом и произнес:
- Не сдержался и накричал на секретаршу.
Мари-Инес опустилась в соседнее кресло и положила ногу на ногу, продемонстрировав при этом пластику пантеры, которая, не смотря на кажущееся спокойствие, в любой момент может сделать решающий бросок и разорвать соперника в клочья.
- Не бери в голову, дорогой. Что стоят слезы какой-то секретарши? Биржа труда переполнена желающими найти работу.- и тут ее взор обратился к сидящему напротив, - Кстати, почему ты не представишь мне гостя?
- Диего Рамирес, мой помощник на выборах. А это..
Но Рамирес не дал Николасу договорить:
- А Вы, как я понимаю, Мари-Инес, - он склонился перед девушкой и прикоснулся губами к ее запястью. - Я и не представлял, какая красивая у Николаса жена, - он вновь поцеловал ей руку.
- Мы не женаты, - буркнул Николас.
- Пока не женаты, - мило улыбнувшись, поправила его Мари-Инес.
- Мы как раз обсуждали эту тему с нашим будущим сенатором. Для более благоприятного имиджа и повышения рейтинга кандидату лучше всего быть примерным семьянином. Вы понимаете меня, сеньорита?
- Я не желаю снова поднимать этот вопрос! - вспылил Николас. Все эти разговоры о женитьбе уже изрядно надоели ему. Мари-Инес постоянно изводила его своим почти маниакальным желанием сделать из него мужа. Они уже достаточно давно вместе, и он никогда не обещал ей больше, чем уже дал. И почему женщинам обязательно нужна свадьба? Неужели нельзя просто наслаждаться общением друг с другом? Однажды он зарекся, что больше никто и ничто не заставит его снова жениться. Антонелла была единственной, с кем он нарушил свою клятву. И что из этого вышло? Нет, пусть все остается так, как есть. Больше он не совершит подобной глупости.
- Что ж, прошу прощения, - сказал Рамирес, - но мне пора. Увидимся завтра, Николас. Приятно было познакомиться с Вами, Мари-Инес.
Диего попрощался и направился к выходу, где его уже ждал дворецкий, готовый тут же закрыть за гостем дверь.

- Идем в постель, любимый? - Мари-Инес обняла Николаса и посмотрела на него многообещающим взглядом.
- Оставь меня в покое, - он отстранился от нее, плюхнулся в кресло и налил себе новую порцию виски.
Девушка хмыкнула и, развернувшись на каблуках, быстрым шагом ушла в комнату.
Добравшись до спальни, Мари-Инес слегка остыла. Николас принадлежит ей! Она никому его не отдаст. Не для того она живет с ним столько лет, чтобы в один прекрасный момент потерять из-за какой-то там БЫВШЕЙ жены. Нет, она сделает все, чтобы женить его на себе. И тут ее осенило. Ребенок! Ну, конечно! Как она раньше не догадалась? Ребенком она еще сильнее привяжет его к себе, и тогда он уже не отвертится. Ему придется повести ее к алтарю. От предвкушения радостных событий по телу Мари-Инес побежали мурашки. "Можешь напиться в стельку, Николас, но сегодня ночью ты будешь любить меня..". Она распахнула двери их общей с Николасом спальни и начала потихоньку претворять свой план в жизнь.

Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Dic 06, 2011 3:58 am

ГЛАВА 25

Да что же это такое? Антонелла уже третий день не могла свести концы с концами. Намечается новый проект, ведутся переговоры, а она все никак не может предоставить смету спонсорам. В глазах уже рябило от бесконечных колонок цифр. Уткнувшись в компьютер, она не заметила, как дверь в кабинет открылась, и кто-то вошел.
- Добрый день! – услышала она женский голос.
Антонелла подняла глаза от клавиатуры и посмотрела на вошедшую. В женщине явно чувствовалась порода, она была ухожена, хорошо одета и держалась с большим достоинством, граничащим с высокомерием. Темные волнистые волосы струились по плечам, умелый макияж подчеркивал природную красоту, походка же говорила о том, что в прошлом женщина вполне возможно занималась хореографией. Не дожидаясь приглашения, гостья села в стоящее у стола кресло и заложила ногу на ногу. Антонелла почувствовала неприязнь и странное ощущение, что она откуда-то знает эту даму.
- Я не слышала, как вы вошли. Чем могу помочь?
- Можете и очень. Видите ли, мое дело к Вам, сеньора Пиовано, весьма деликатное, и я надеюсь на Вашу порядочность и Ваше понимание.
Это заявление показалось Антонелле нелепым. О каком деле идет речь? Что происходит?
- Я Вас внимательно слушаю.
Женщина поднялась с кресла и прошлась по кабинету, остановившись у окна, она обернулась и продолжила:
- На днях ко мне в руки попал очень интересный документ. В нем история жизни одной нашей с Вами общей знакомой.
- Сеньора, у меня слишком мало времени. Вы не могли бы побыстрей излагать то, что Вы хотите мне сказать? – женщина уже не просто вызывала у нее неприязнь, а явно выпирающее раздражение. – Кстати, кто Вы? Как Вас зовут?
- Меня зовут Мари-Инес Дальго. Я невеста сеньора Николаса Корнехо-Мехия.
Ах, вот в чем дело! Теперь она ее вспомнила. Журналы со статьями о светской жизни Буэнос-Айреса периодически пестрели фотографиями Николаса, на многих из них он был с женщинами, чаще всего именно с этой.
- А что Вы хотите от меня?
- Я хочу, - Мари-Инес вернулась к столу и пристально посмотрела на Антонеллу, - я хочу, чтобы Вы оставили моего жениха в покое.
Вот это да! Значит, эта красотка так боится потерять Николаса, а вместе с ним и его миллиарды, что пришла к его бывшей жене просить оставить его. Антонелла невольно расхохоталась, чем немало удивила свою собеседницу.
- Что смешного? – спросила та.
- Все! – ответила Антонелла. – Если вы не в курсе, милочка, то я Вам скажу. Видите ли, мы с сеньором Корнехо-Мехия давным-давно в разводе, поэтому опасаться Вам нечего.
- Вы так думаете? – женщина вновь опустилась в кресло. – А у меня на этот счет другое мнение.
- Ну, так поделитесь им. Очень интересно послушать, что вы там себе напридумали.
- Я не придумала, сеньора Пиовано. Вся страна видела ваш поцелуй с моим женихом.
Нет, это уже ни в какие ворота! Полтора месяца прошло, страсти улеглись, пресса перестала ее доставать, и вдруг появилась эта «невеста» и опять поднимает столь ненавистную ей тему.
- Стоило ли ждать так долго, сеньорита Дальго?
- Стоило, еще как стоило. Как я уже сказала, на днях мне попался на глаза один прелюбопытнейший документ. История жизни. Вашей жизни, Антонелла.
- Моей? – теперь пришел черед удивляться Антонелле.
- Вашей. Было очень интересно узнать подробности Вашей биографии. Но больше всего меня заинтересовала одна подробность.
- Какая же? – Антонелла почувствовала, как напряглись все ее мышцы, и сердце бешено заколотилось.
- Оказывается, у Николаса есть дочь, но счастливый папочка не знает об этом.
Сердце остановилось и сжалось в маленький комок, покрылось сверху ледяной коркой, не пропускающей солнечные лучи.
- Что Вы хотите?
- Я уже сказала, чего хочу. Или вы оставите Николаса в покое, или я расскажу ему вашу тайну.
- Что Вам это даст? – все ее существо наполнилось презрением к сидящей напротив женщине, такой красивой и такой беспощадной. – Неужели вы думаете, что Николас, узнав об этом, останется с Вами и не захочет быть рядом с дочерью?
- Видите ли, Антонелла, в первую очередь Вы сами не хотите, чтобы Николас узнал об этом, иначе уже давно рассказали бы ему о дочери. Но это еще не все.
Нет? Что еще ее ждет? Какие удары подготовила для нее жизнь на этот раз?
- Все Вас знают, как честного бизнесмена. – продолжила Мари-Инес.- Но всегда ли Вы были такой?
Антонелла почувствовала, как закружилась голова, и все поплыло перед глазами. То, что Николас узнает о Лу, было не таким страшным, по сравнению с тем, что она сделала. На мгновенье Антонелла вернулась на 8 лет назад. Донья Лукреция оставила ей не только фонд культуры, но также и некоторые документы и связи. В тот год дела у фонда шли из рук вон плохо. Она с ног сбилась, выискивая спонсоров, но никто не хотел давать деньги на такую нестабильную сферу, как культура и искусство. Уже находясь в отчаянии, она вдруг вспомнила о документах и о людях, с которыми донья познакомила ее незадолго до смерти. Документы дали ей доступ к одному известному политику, с помощью которого она получила дополнительную поддержку правительства; люди же оказались хакерами и спустя некоторые время сделали ее очень богатой, переведя со счета корпорации Николаса на другой счет, конечно же, на подставное лицо, весьма солидную сумму. Расследование в тот год так ни к чему и не привело, похитителей не нашли, но сколько ночей она провела без сна, вздрагивая от каждого шороха и боясь даже не за себя, а за детей. И вот теперь, спустя столько лет, эта история всплыла не поверхность.
- Я не смогу не общаться с ним. Вы понимаете? – Антонелла почти прошептала эти слова, так как горло пересохло от нахлынувших воспоминаний.
- Понимаю, - кивнула в ответ Мари-Инес, - но и Вы поймите меня. Я очень люблю Николаса. Вы – его прошлое. Я же – его будущее. Со мной он счастлив. И я не хочу, чтобы что-то стояло между нами.
- Не беспокойтесь. Нас с Николасом теперь связывает только работа. В остальном он полностью Ваш.
- Я верю Вам, - женщина вновь поднялась с кресла и теперь уже направилась к выходу, в дверях она обернулась, - И помните, если Николас не будет моим, Вас ждет тюрьма. Подумайте о детях. С кем они останутся?

Услышанное казалось невероятным. Комок застрял в горле. Антонелла понимала, что совершила самый отвратительный поступок в своей жизни. Она была обыкновенной преступницей, потому что украла. Однако за все в жизни надо платить, и вот теперь настала ее очередь расплачиваться за грехи. Да, она могла просто прийти к Николасу и попросить у него денег, он бы не отказал, но проклятая гордость помешала ей сделать это. Рана от его измены еще не зарубцевалась полностью, а дети просили кушать, надо было оплачивать колледж для Нико, няню для Лу, квартиру и все сопутствующие платежи. Она продала все свои драгоценности, но денег хватало ненадолго. Паула помогала, как могла, но и эта помощь хоть и приносила облегчение, но все же не давала стабильности. Фонд требовал вложений, проводимые акции проваливались одна за другой, связи доньи Лукреции не помогали – любят успешных, с неудачниками же никто не хочет иметь дело. С Паулой они долго думали, как найти деньги, и когда уже Антонелла собиралась закрыть фонд, она вспомнила о документах…
- Господи, помоги мне, - простонала Антонелла, слезы закапали из ее глаз. Она сделает все, чтобы Нико и Лу никогда не узнали, что такое нищета. Это решило все.
Мари-Инес правильно сказала: она должна подумать о детях. Николас не станет препятствием для нее, не разрушит больше ее жизнь. Поэтому главная задача сейчас для нее - вернуть Мартина и выйти за него замуж как можно скорее, тогда ее дети будут защищены. С этой мыслью она взяла мобильный телефон и набрала заветный номер.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Dic 06, 2011 3:58 am

ГЛАВА 26

Телефон был отключен. Антонелла снова набрала номер, но ответ был таким же – оператор сообщил, что телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Ничего не изменилось за все это время после злосчастной передачи. Мартин по–прежнему не хочет ее знать. Что же делать? Где искать его? Она нервно заходила по кабинету. Она и раньше пыталась связаться с ним, звонила на работу, спрашивала у их общих друзей и знакомых, но никто ничего определенного не мог ей сказать - Мартин как сквозь землю провалился; и вот наступил тот критический момент, когда он нужен ей как никогда. Она найдет его, и он обязательно ее простит, потому что он самый лучший мужчина в ее жизни, потому что земля без него пошатнулась.
«Стоит еще раз обзвонить его друзей», - подумала женщина. Вполне возможно, с кем-то из них он вышел на связь. Антонелла достала из сумочки записную книжку и начала ее листать. А может?... А что, если он уехал к родителям? Она набрала номер родителей Мартина. К телефону долго никто не подходил. Но вот, наконец, послышался долгожданный щелчок, и она услышала голос сеньоры Суарес:
- Слушаю!
Антонелла перевела дух и постаралась ответить как можно более спокойно:
- Добрый день, сеньора Суарес. Это Антонелла.
- О! Здравствуй, дорогая. Что случилось? Почему ты звонишь? Что-то с Мартином?
Все понятно. Мартина у них нет.
- Все отлично, донья. Просто хотела узнать, как у вас дела….
С трудом выслушав историю всех болезней сеньоры Суарес, Антонелла положила трубку. Идея позвонить родителям Мартина оказалась провальной, но, по крайней мере, она точно знает, что он не у них. Она снова обратилась к списку в своей записной книжке.
Сделав больше десятка звонков, Антонелла сделала вывод, что Мартина в Буэнос-Айресе нет. Искать его по всей стране не имеет смысла. Кто знает, в какой ее части он сейчас находится. Рано или поздно он вернется в столицу, и вот тогда она сделает все, чтобы заслужить его прощение.
Остановившись на этом решении, она вновь обратилась к смете, но работать, а тем более думать, уже не было никаких сил. Антонелла снова сняла трубку и позвонила Пауле.
Они договорились встретиться через полчаса в ресторанчике соседа Антонеллы – Виктора Альяга. Его ресторан так и назывался «У Виктора», видимо хозяин решил не мудрствовать особо с названием.

Паула уже сидела за столиком и пила кофе, когда Антонелла влетела в ресторан и направилась прямиком к своей подруге. Плюхнувшись на стул, она жестом подозвала официанта и заказала чашку кофе.
- Ну, рассказывай, - Паула сразу перешла к делу, - Что у тебя стряслось?
- Это конец, Паула, - не смотря на бешенную энергию, голос Антонеллы был слабым и безжизненным.
- Что случилось?
- Меня шантажируют.
Глаза Паулы округлились от удивления:
- Кто?!
- Мари-Инес Дальго. Знаешь такую?
- Дальго… Очень знакомая фамилия.
- Ее отец – президент «Банко де Аргентина».
- Какое отношение дочь президента банка имеет к тебе?
- Она – невеста Николаса.
Паула рассмеялась:
- И что? Испугалась, что после той передачи ты уведешь у нее жениха?
Антонелла сделала глоток кофе. Горячая ароматная жидкость наполнила ее тело теплом, но не придала ее душе спокойствия.
- Ты не понимаешь. Она знает все.
- Что все?
- Все! – она многозначительно посмотрела на Паулу.
Паула напряглась. До нее дошел смысл сказанных Антонеллой слов.
- Откуда она узнала?
- Понятия не имею. Но я боюсь, Паула. Не за себя, за детей.
- Ты уже решила, что будешь делать?
- Мне нужно найти Мартина. Ты знаешь, что я больше месяца ищу его, но сейчас это вопрос жизни и смерти.
- Послушай! – Паула наклонилась вперед и взяла Антонеллу за руки, - у Лаутаро есть друг. Он частный детектив. Я попрошу мужа познакомить вас.
Антонелла почувствовала, как луч надежды пробивается сквозь грозовые тучи, нависшие над ее жизнью.
- Спасибо, подруга.
- Не благодари раньше времени. Я тоже виновата, мы вместе в этом замешаны.
- Ты не рассказывала Лаутаро?
Паула покачала головой:
- Он никогда не узнает. Это наше с тобой дело.
Антонелла слегка улыбнулась. Как же ей повезло с подругой, надежной, умеющей поддержать в горе и в радости, готовой всегда броситься в бой ради любимой подруги и племянников.
Они допили кофе в абсолютном молчании. Между ними как будто образовалась та невидимая нить, которая связывает людей, объеденных общей тайной и желанием разрубить все концы этого «Гордиева узла».
- Я подвезу тебя до студии, - нарушила молчание Антонелла.

Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Dic 06, 2011 3:58 am

ГЛАВА 27

Высадив Паулу, Антонелла развернула машину и направилась в свой офис. Всю дорогу мысли в ее голове были заняты прокручиванием разговора сначала с Мари-Инес, а потом с Паулой и ее обещанием помочь. Оставив машину на стоянке, все еще занятая своими мыслями, она подошла к двери своего офиса и… лицом к лицу столкнулась с Николасом Корнехо-Мехия.
От неожиданности сумка выпала из ее рук и упала на пол, распластавшись и раскидав вокруг себя находившееся в ней вещи. Антонелла присела на корточки и принялась собирать бумаги.
- Извини, - сказал Николас и опустился с ней рядом.
Помогая Антонелле, он, то ли случайно, то ли специально задел ее руку, и в тот же миг последовал разряд тока, который привел их обоих в полнейшее замешательство. Они посмотрели друг на друга и почувствовали непреодолимое желание коснуться друг друга сильнее и смелее, и уже губы потянулись навстречу, как вдруг перед глазами Антонеллы возник образ Мари-Инес: «Если Николас не будем моим, тебя ждет тюрьма. Подумай о детях». Воспоминания подействовали как ушат холодной воды, молниеносно приведя ее в чувства.
- Спасибо за помощь, сеньор Корнехо-Мехия, - она поднялась и прижала сумку к груди, как будто боялась, что Николас заметит, как сильно бьется ее сердце.
- Не за что, - он улыбнулся своей обворожительной улыбкой. – Ты опоздала.
- Вы что-то путаете, сеньор. Я никогда не опаздываю. – она отодвинула его и зашла в свой кабинет.
В кресле сидел Рамирес. Увидев Антонеллу, он недовольно посмотрел на нее, потом на часы и поднялся для приветствия.
- Добрый день, Антонелла. Мы ждем Вас уже полчаса.
Антонелла удивленно вскинула брови.
- Вы что, забыли? – ее реакция обескуражила его.
- О чем? – она искренне не понимала, что она должна помнить.
- Встреча по поводу пресс-конференции, - на помощь Диего пришел Николас. Его тоже удивила реакция бывшей жены, и вообще она выглядела крайне растерянной, что было для нее совсем не свойственно.
В голове Антонеллы разорвалась бомба. Она хлопнула себя по лбу. Ну, конечно же! Как она могла забыть? Хотя, в свете последних событий это неудивительно.
- Простите, ради Бога. Сегодня просто сумасшедший день.
- Хорошо, Антонелла. Давайте сразу перейдем к делу.
Пока Рамирес вел переговоры с Антонеллой, согласовывая список вопросов, количество изданий, которые следует пригласить на пресс-конференцию, а также время проведения, Николас молча наблюдал за своей бывшей женой. С возрастом она слегка располнела, но это не уменьшило ее привлекательности, а скорее наоборот; яркие каштановые волосы мягкими локонами спадали по плечам; ее губы, такие же чувственные и полные, манили, а глубокий вырез на груди приковывал взгляд. Он вдруг напрягся, почувствовав, как магнетически притягивает его эта совсем еще недавно ненавистная женщина, бывшая жена, сломавшая ему жизнь, и как сильно он хочет ее, и, если бы не Рамирес, то….
- Николас, с тобой все в порядке? – Диего смотрел на него, слегка тряхнув за плечо.
- Что? Да, все в порядке, я задумался.
- Наш будущий сенатор витает в облаках? – в глазах Антонеллы сверкнули искорки.
Николас посмотрел на нее, и на его лице вновь заиграла улыбка:
- Думаю о том, как завоевать еще больше голосов избирательниц нашей страны.
- Итак, мы все обсудили, - вмешался Рамирес, - Антонелла, увидимся завтра. До свидания.
Он поднялся с кресла и направился к выходу.
- Подожди меня в машине, - сказал ему вслед Николас, - У меня небольшое дело к сеньоре Пиовано.
Рамирес на ходу кивнул и вышел из кабинета. Слава Богу, ему не придется наблюдать, как они в очередной раз будут рвать друг другу волосы.
- Ну, и о чем же ты хотел со мной поговорить? – спросила Антонелла, как только за Рамиресом закрылась дверь.
Николас тут же стал серьезным. Тема, которую он хотел обсудить, не давала ему покоя уже много лет.
- Я хотел поговорить о Нико.
- Вот как? С чего бы это?
- Антонелла, прошу тебя, - он подошел к ней ближе, - Я хочу, наконец, увидеть сына. Может, настало время забыть все обиды?
«Да, конечно», - подумала она. Время лечит, и спустя годы горе и боль уже не кажутся такими сильными, как было вначале. И, возможно, Антонелла уже была готова простить и позволить Николасу видеться с сыном, но была еще Лу, а еще была кража четверти миллиона долларов с его банковского счета, и если она сейчас проявит слабость, вся стабильная жизнь ее и детей полетит к чертям.
- Вы кое-что забыли, сеньор. Ты сам отказался от своего сына, когда полез в постель к этим двум потаскухам.
- Я тебе все объяснял тысячу раз. Я не виноват, и от сына своего я не отказывался.
- О, конечно, ты же такой правильный. А я монстр, я тебя сама к ним положила, а потом запретила видеться с Нико. За все в жизни надо платить, мистер «Не-Могу-Сдержать-Свои-Штаны».
- Я уже и так достаточно наказан.
- Интересно знать, чем? Что в твоей жизни плохо? Твой бизнес окончательно укрепился на международном уровне, ты живешь в роскошном особняке, твою постель согревает дочка президента банка…
- Откуда ты знаешь? – Николас пристально посмотрел на нее.
- Ты о чем? – Антонелла также пристально посмотрела в ответ, при этом судорожно пытаясь сообразить, что она сказала не так.
- О дочке банка.
Кровь отхлынула от ее лица.
- Ну, так ты же человек публичный. В журналах писали, что вы жених и невеста.
- Значит, ты следила за моей жизнью? – он еще ближе подошел к ней. На его губах появилась коварная улыбка.
- Ничего я не следила, - она попятилась от него, но отступать было некуда. Он заключил ее в объятья, и через секунду их губы слились в поцелуе.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Dic 06, 2011 3:59 am

ГЛАВА 28.

"Нет! Нет!! Нет!!! Прекрати сейчас же! Прекрати его целовать!". Николас всегда действовал на нее как удав на кролика. Вот и сейчас, парализованная его поцелуем и жаркими объятьями, она была не в силах оттолкнуть его от себя, и только мозг яростно бил в набат о надвигающейся катастрофе. Собрав всю свою волю в кулак, Антонелла оторвалась от его губ и наотмашь ударила его по щеке. Николас оторопел. В глазах замелькали искорки, и послышался звон в ушах, настолько сильный был удар. Он посмотрел на Антонеллу и не знал, что ему сейчас делать: то ли продолжать целовать ее дальше, то ли придушить.
- Попридержите лошадей, сеньор. Иначе Вам придется сменить место жительства на гарем.
- Почему? - Николас все еще не пришел в себя.
- Потому что, если ты еще раз попытаешься сделать то, что сделал, я превращу тебя евнуха.
Ее волосы сбились из прически, в глазах сверкали молнии, но как же она была прекрасна в гневе.
- Ты не меняешься, - улыбнулся он, - Все такая же вздорная.
- На самом деле я очень изменилась, Николас, - Антонелла в миг стала серьезной. Она поправила волосы, действуя пальцами как расческой. - Уходи. Нет смысла ворошить прошлое.
Николас прошелся по кабинету. Все происходящее действовало ему на нервы. Он всего лишь хотел поговорить о сыне, а вместо этого поцеловал Антонеллу и получил от нее оплеуху. Какой же он идиот! Он резко остановился и посмотрел на бывшую жену.
- Я хочу видеть сына. Хоть иногда.
Ну, почему он такой упрямый? Ну, почему он не может просто уйти? Антонелла старалась сохранить внешнее спокойствие, а в душе у нее бушевал ураган. Она должна сделать все, чтобы Николас ушел из ее жизни. До конца предвыборной кампании осталось совсем немного времени. Нужно только чуть потерпеть и все, их дороги разойдутся в разные стороны навсегда.
- Ты перестал мыть уши по утрам? Или я говорю по-китайски? Ты не имеешь права видеться с Нико. Мечтаешь провести пару-тройку месяцев в тюрьме? В твоей жизни не хватает эмоций?
И тут Николас вспомнил одну очень важную вещь. Он злорадно улыбнулся и произнес:
- Нико исполнился 21 год. Решение суда больше не действует.
Антонелла почувствовала, как ноги подкосились. Она схватилась за кресло, чтобы не упасть, и присела. Боже! Что теперь делать?
- Ты не посмеешь! - она с ненавистью и испугом посмотрела на Николаса.
- Ты больше не сможешь помешать мне, Антонелла.
Она вскочила с кресла, подбежала к бывшему мужу и с силой схватилась за лацканы его пиджака.
- Ты не посмеешь, Николас. Только попробуй, и жизнь твоя превратится в ад. Я сделаю все, чтобы загубить твою карьеру. Я уже не та бедная, маленькая Антонелла, которая однажды появилась на пороге особняка Корнехо-Мехия. Теперь я многое могу.
- Но почему? Почему я не могу видеть Нико? Я не понимаю. - он был искренен.
- Потому что у него больше нет отца. Он умер 10 лет назад.

Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Dic 06, 2011 3:59 am

ГЛАВА 29

Куда запропастился этот мальчишка-посыльный? Сильвия уже два раза позвонила охране, чтобы выяснить, где он. Он должен был явиться за пакетом еще 20 минут назад, но его до сих пор не было. Она подошла к окну и отодвинула жалюзи. Рабочий день был в разгаре. Сегодня вечером к ней приедет Пабло. Наконец-то! Она так соскучилась по нему. Надо будет попенять ему, когда он приедет, что он слишком мало уделяет ей внимания. Сильвия отошла от окна и села за свой секретарский стол. Николас уехал на весь остаток дня, поэтому можно будет уйти пораньше. Она успеет забежать в магазин, чтобы купить что-нибудь вкусненькое для Пабло. Как же она его любит! Девушка улыбнулась своим мыслям.
- Простите, сеньорита, - прозвучал писклявый голосок.
Она повернула голову и увидела стоящего в дверях высокого, прыщавого парня с копной нерасчесанных рыжих волос и сильными очками в толстой роговой оправе. Этот курьер появился у них недели три назад и постоянно раздражал ее покорно-лизоблюдской скромностью. Но надо отдать ему должное, работу свою он выполнял быстро и в срок.
- Где ты был? - гневно спросила Сильвия.
- На проспекте Кордоба авария. Пришлось делать две пересадки на метро.
Она снова посмотрела на него, пытаясь определить, врет он или нет, но очки скрывали его глаза.
- Вот пакет. Его нужно срочно доставить в компанию "Финекскор".
Парень кивнул и тут же скрылся за дверью.
Войдя в лифт, молодой человек расправил плечи и снял очки. "Как же жарко в этом парике", - подумал Нико, ведь это был именно он. Уже три недели он работал в папочкиной конторе, целыми днями перевозя различные документы из фирмы в фирму. Маскарад был важной составляющей частью его внешности, чтобы никто, и в первую очередь сам Николас, не догадался, кто он такой. И имя он себе выбрал под стать образу - Карло Пекеньо. Подчас ему казалось, что его сходство с отцом слишком очевидно. Пару раз он сталкивался с Николасом в приемной, и в эти моменты его сердце готово было выскочить из груди от волнения, но он был слишком мелкой сошкой, чтобы президент корпорации мог заметить его. "Ничего, - говорил себе Нико, - пройдет время, и ты, отец, будешь со мной считаться". Вот и сейчас, спускаясь в лифте на первый этаж, он был полон уверенности, что его звездный час не за горами.
Двери лифта открылись, и Нико, или Карло Пекеньо, каковым он сейчас являлся, отправился навстречу своему светлому будущему.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Dic 06, 2011 3:59 am

ГЛАВА 30

Сеньор Альяга обожал свой ресторан. Еще мальчишкой он работал в баре своего отца мальчиком на побегушках и в тайне мечтал, что когда-нибудь он откроет свой собственный ресторан, где будет встречать каждого своего гостя и желать ему приятного аппетита.
Еда и процесс ее приготовления всегда завораживали его своим таинством и свободой самовыражения. Он был твердо уверен - и никто никогда не переубедит его в этом, - что вкусно готовить - это талант, данный Богом. Пища, приготовленная с душой, согревает и наполняет все существо радостью и умиротворенностью. Создавая ежедневно меню на следующий день, он в каждое свое блюдо вносил изюминку, от чего снискал славу самого непредсказуемого кулинара, чья кухня сочетала в себе несочетаемое: пикантность и домашность, и была по нраву и гурману, и любителю просто, сытно поесть. Клиентами его ресторана были все, от мала до велика, кому нравилось в спокойной обстановке наслаждаться отличной едой.
Не обзаведясь собственными детьми, сеньор Альяга уделял особое внимание детскому меню, заинтересовывая маленьких посетителей оригинальностью названий и украшением блюд. Многие дети, вырастая и обзаводясь семьями, приводили в его ресторан уже своих детей. Виктор считала это высшей похвалой своему заведению.
Самой главной любимицей сеньора Альяги была, конечно же, дочь Антонеллы - маленькая Лу. Он мог часами смотреть на нее и слушать ее рассказы о школе и друзьях, когда она с упоением уплетала блинчики с джемом, запивая их клубничным коктейлем. Но сегодня она зашла к нему совсем не в бодром настроении, в каковом пребывала практически всегда, а совсем-таки наоборот - явно чем-то удрученная. Он подошел к ней, привычным жестом помахал рукой и взял ее маленькую ладошку в свою.
- Что случилось, принцесса? - спросил он.
- Эх, дядюшка Виктор, знал бы ты, какое горе на меня свалилось, - она уселась за столик, расправив складки своего платья.
Тон, которым была сказана эта фраза, удивил Альягу. С того самого дня, когда этот ангелочек появился в его доме и стал жить по соседству, Виктор умилялся ее подвижности и веселому нраву. И хотя со временем Лукреция стала более сдержанной и серьезной, она всегда оставалась открытой и доброй девочкой, и шаловливый проказник, живший в ее душе, иногда вырывался наружу, не давая взрослым жить спокойной, размеренной жизнью.
Однажды вечером Антонелла обнаружила, что Лу нет в своей постели. Она подняла на уши весь дом, обзвонила друзей, больницы, полицию, но девочки нигде не было. Виктор вместе с Анной и Нико помогали и поддерживали безутешную мать, которая с ног сбилась, разыскивая свою в одночасье пропавшую дочь.
Он обнаружил малышку утром на крыше дома, где она мирно спала, прислонившись к трубе вентиляции. Антонеллу чуть удар не хватил, когда Виктор принес ей спящую дочь. Когда после Лу спросили, что она делала на крыше, та ответила, что перед сном посмотрела в окно, и ей так понравилось звездное небо, что она захотела рассмотреть его поближе, забралась на крышу и не заметила, как уснула.
И вот сейчас она пришла к нему и говорит, что ее что-то беспокоит.
- Ты расскажешь мне? - снова спросил он ее.
- Меня очень беспокоят Нико и мама, - ее большие карие глаза наполнились слезами.
- Не плачь, принцесса. Сейчас я принесу тебе молочный коктейль...
- С соломинкой? - спросила она, обратив на него взгляд, полный надежды.
- С соломинкой, - он улыбнулся в ответ, - И ты мне все расскажешь.
Она кивнула.
Пока Виктор ходил за коктейлем, Лу наблюдала за посетителями. Их было немного. Она обратила внимание на двух мужчин, сидевших недалеко от нее. Тот, что сидел к ней лицом, показался ей знакомым. Она постаралась вспомнить, где она видела этого сеньора, но не смогла. И все же его лицо, темные волосы и карие глаза кого-то ей напоминали.
- А вот и твой коктейль, - вернулся сеньор Альяга и поставил перед ней стакан с молочно-шоколадным напитком. - С соломинкой.
Она грустно улыбнулась и сделала маленький глоток.
- Нико с мамой постоянно ругаются, - начала она свой рассказ.
- Так иногда бывает, принцесса. Люди ссорятся, потом мирятся.
- Но они не просто ссорятся. Однажды я подслушала их. Знаю, что это нехорошо, но они так громко кричали.
- И что же ты услышала?
- Нико говорил, что ненавидит своего отца, а мама ответила, чтобы он не смел так говорить. Понимаешь, что это значит?
- Не совсем, - соврал Виктор.
- Отец Нико жив. Мой папа жив! Мама меня обманула.
Виктор впервые в жизни не знал, что ответить. Его ошеломил рассказ девочки и вывод, который она сделала. Антонелла посвятила его в свою тайну, и ему предстояло солгать еще раз этой малышке, которую он любил всей душой, и это угнетало его.
- Я думаю, ты ошибаешься, принцесса...
- Нет! - вспыхнула Лу, - Мой папа жив! Я знаю! И ты знаешь. И обманываешь меня. Ненавижу тебя! Забери свой дурацкий коктейль.
Она отпихнула от себя стакан так, что чуть не выплеснула из него все содержимое, соскочила со стула и бросилась к выходу.
Альяга так и остался сидеть, пораженный происходящим. Он вдруг понял, что должен незамедлительно поговорить с Антонеллой. Встав со стула, он нетвердой старческой походкой направился в свой кабинет.

Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:25 am

ГЛАВА 31.

"Этот идиотский тест опять показывает одну полоску!" - Мари-Инес в сердцах чертыхнулась и швырнула пластинку в мусорное ведро. Она не предохраняется уже месяц, занимается любовью с Николасом практически каждый день, и что же? Все в пустую? У нее нет времени ждать. В последне время Николас очень изменился, стал еще более угрюмым, и хотя в постели у них все было в порядке, Мари-Инес заметила в его поведении некоторую отстраненность и даже холодность. Однако девушка не была склонна к сантиментам, и ее никогда не волновали чувства других людей. Саммыми важными в ее жизни всегда были только ее желания. И сейчас Мари-Инес жаждала одного. Она безумно хотела Николаса. Любой ценой!
Она схватила со столика телефонную трубку и набрала номер.
- Здравствуйте! - произнесла она после того, как на том конце провода ответили. - Я хочу записаться на прием к доктору Федерико Корнехо-Мехия.

- Да, конечно, сеньор Гомес, я обязательно поговорю с Нико, - Антонелла положила трубку и схватилась за голову. Из-за работы в предвыборном штабе Николаса она совсем забросила детей, а особенно Нико. Оказывается, он почти месяц не появляется в Университете, и это на последнем курсе, когда посещение занятий важно как никогда.
- Мартин, где же ты? Ты так мне нужен! - прошептала Антонелла.
Мартин всегда находил общий язык с детьми. Он обладал какой-то потрясающей способностью сглаживать острые углы между ней и сыном.После ее развода с Николасом, Нико как будто подменили. И как она не старалась наладить отношения, ничего не получалось. Сын с каждым годом все больше отдалялся от нее.
В день восемнадцатилетия Нико они поссорились очень сильно, и он ушел из дома, с такой силой хлопнув дверью, что посыпалась штукатурка. Антонелла не находила себе места, звонила его друзьям, потому что его сотовый был отключен, но никто ничего конкретного ей не говорил или не хотел говорить; караулила сына у Университета, но он и там не появлялся.
А спустя неделю таких нечеловеческих пыток Мартин привел Нико домой, живого и невредимого. Он извинился перед матерью, и на некоторое время наступило затишье в их очень непростых отношениях.
Антонелла не знала, что ей сейчас делать. Как вести себя, что говорить, к кому обратиться за помощью. Но больше всего ее интересовало то, где же Нико проводит то время, которое он должен проводить в Университете, чем он таким важным занимается, что учеба отошла даже не на второй, а на последний план. Единственный человек, который мог хоть как-то приоткрыть завесу тайны, был ее сосед Виктор Альяга, в его ресторанчик часто заглядывает Лу, и Нико с друзьями тоже любит там бывать во время обеденного перерыва.
Она набрала его номер, но сеньор Альяга не смог ей помочь. Он также ничего не знал.
Мысли забегали еще быстрее, отчего паника становилась еще отчетливей и все сильнее запутывала ее в свои сети. Да, у них с Нико сложные отношения, но он никогда ее не лгал, даже в те критические точки, когда их взаимные претензии достигали своего накала, он всегда говорил ей правду, потому что просто не умел по-другому. Антонелла воспитала его честным мальчиком, чья жажда правды с возрастом порой становилась просто маниакальной. Он не лгал сам и всегда чувствовал, когда лгут другие. Ему подчас стоило огромных усилий делать вид, что он ничего не понимает.
И как же так случилось, что сын обманул ее? Пренебрег своими принципами. Ради чего? Она ничего не понимала, и это угнетало больше всего.
Женщина снова подняла трубку и набрала номер, на этот раз домашний.
- Лу, привет, малышка!
- Привет, мам! – радостно ответила дочь.
- Нико дома?
- Нет, ну ты что? Он же на занятиях. Охмуряет девчонок, - съехидничала Лу.
- Лу, мне не до шуток, - оборвала ее Антонелла, - позвони мне, когда он придет.
Положив трубку, женщина встала со своего кресла и прошлась по кабинету. На глаза попался пульт от телевизора. Он взяла его и нажала кнопку включения. Черный экран вспыхнул яркими красками, и через секунду изображение сложилось в движущуюся картинку. Шел какой-то фильм. Она нажала на кнопку следующего канала, щелкая пультом до тех пор, пока ее внимание не привлекло сообщение на канале новостей. На экране телевизора замелькали кадры, показывающие горящий самолет, вокруг которого суетились люди с носилками, пожарные тушили огонь, тут и там покрывая тлеющий корпус густой пеной.
- Сегодня в пригороде Буэнос-Айресе потерпел крушение самолет, совершавший рейс из Нью-Йорка, - говорил ведущий, - На борту находилось восемьдесят семь пассажиров и тринадцать человек экипажа. Почти все они погибли. Однако спасатели не теряют надежду, что есть выжившие. Уже известны имена всех пассажиров. Среди них находились известные личности нашей страны, в том числе один из главных архитекторов города Мартин Сауарес. Будем надеяться, что в списке погибших его не будет.
Пульт выпал из рук, в глазах потемнело, наполняя голову туманом, и почти сразу Антонелла упала на пол в глубоком обмороке.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:25 am

ГЛАВА 32

Резкий запах нашатырного спирта пробил пелену, сгустившуюся у самого основания сознания. Антонелла открыла глаза и посмотрела на склонившуюся над ней женщину.
- Как Вы? - спросила секретарша. Лицо ее выражало недоумение и участие одновременно.
- Я в порядке, - ответила Антонелла осипшим голосом. Она попыталась встать, но ослабевшие руки не смогли удержать отяжелевшее расслабленное тело.
- Я принесу Вам воды.
- Спасибо, Клара, - но та была уже у двери.
Антонелла оглядела свой кабинет: все вроде бы на месте. Но почему ей кажется, что вещи и мебель летают по помещению в хаотичном порядке. В памяти всплыли последние события: Лу, Николас, Нико.... Мартин! Авиакатастрофа! Эмоции вновь захватили ее сознание, но на этот раз она сумела взять себя в руки. Однако слезы бурным потоком хлынули из ее глаз.
- Господи, помоги! - простонала женщина, - Спаси его, Господи!
Вернулась Клара.
- Вот вода, - она протянула стакан.
Антонелла сделала маленький глоток, и он застрял у нее в горле, вызвал новую волну слез.
- Что случилось, сеньора? - секретарша посмотрела на нее тревожным взглядом. Она не знала, что происходит с ее шефом, и это настораживало. Клара искренне старалась помочь, но не представляла, чем.
- Клара, - Антонелла снова попыталась встать. Помощница подала руку, и ей удалось подняться. Голова закружилась от перепада давления, но, отдышавшись, она очень быстро пришла в себя. - Позвоните в аэропорт и узнайте, в какую клинику увезли пострадавших.
Глаза секретарши округлились от удивления.
- Сеньора, я не....
- Нет времени, - оборвала ее Антонелла, - я потом все объясню

Николас просматривал бухгалтерский отчет. За последнее время прибыль упала, что было совсем неудивительно - финансовый кризис сотрясал планету не первый год. Аргентина кормила своим мясом и хлебом добрую половину Северной и Южной Америки и часть Европы, и корпорация Николаса покрывала две трети этого рынка сбыта, располагая своими фирменными магазинами и сотрудничая с крупнейшими компаниями, производящими импорт его продукции в свои страны.
Колонки цифр в отчете стройными рядами выстраивались в сложную цепочку балансов, дебетов, кредетов, сальдо и прочей бухгалтерской атрибуции.
Николас настолько погрузился в работу, что не сразу отреагировал на звонок.
- Слушаю, - ответил он, все еще поглощенный в отчет.
- Здравствуй, Николас, - голос Игнасио Дальго в одно мгновение вернул его в реальность.
Мужчина поморщился, как будто по его руке прополз скользкий, жирный червяк. Дальго всегда вызывал в нем омерзение, и только совместное ведение финансовых дел и Мари-Инес заставляли Николаса мужественно выносить этого человека.
- Чем обязан, Игнасио? - холодно спросил он.
- Да вот, решил узнать, как у вас дела. Мари-Инес жаловалась, что ты стал мало уделять ей внимания.
- С твоей дочерью у нас все в порядке.
- Ну что ж, прекрасно. Но, надеюсь, ты понимаешь, что если моя дочь будет страдать, если хоть одна слезинка упадет с ее ресниц, я раздавлю тебя и твою компанию.
Да что это за дурацкую моду все взяли ему угрожать! Сначала Антонелла, теперь этот сумасбродный старикан, через банк которого он имеет неосторожность вести все свои денежные операции.
- Я никогда ничего не обещал твоей дочери.
- Я предупредил тебя, Николас. Надеюсь, что мы друг друга поняли.
Николас положил трубку и треснул по столу так, что все находившиеся на нем предметы подпрыгнули. "Это что, черт возьми, происходит?!" - подумал он, чувствуя, как ярость закипает в нем, бурлит, готовая вот-вот вырваться наружу огненным столбом, разбрызгивая вокруг себя град раскаленных до предела нервов.
- Николас, мне нужно...
- Что? Что?! Что?!?!?! - вулкан вырвался наружу и с грохотом обрушился на вошедшего в кабинет человека.
Пабло Гутьерес оторопел. Он знал, что Николас не выносит его, но никогда прежде его появление не вызывало в нем такую бурную реакцию.
- Простите, что помешал, - пролепетал Пабло. - Я всего лишь хотел забрать отчет.
- Я еще не проверил его, - сказал Николас, слегка успокоившись, но все еще раздраженно.
- В нем нет моих цифр. Я добавлю и верну.
Николас закрыл папку и почти кинул ее Пабло. Тот едва успел схватить ее и поспешил покинуть кабинет.
Пабло Гутьерес, как считал сам Николас, был паршивой овцой в его корпорации. Опытный топ-менеджер и специалист по рекламе и связям с общественностью, Пабло представлял собой человека, у которого даже если все дома, то они слегка не в себе. Он одевался в какие-то невообразимых расцветок костюмы и прилизывал волосы гелем, чем порой напоминал ему Артуро, от чего раздражал Николаса еще больше.

- Почему Николас кричал? - спросила Сильвия, когда Пабло вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.
- Не знаю, но он разъярен как бык, перед глазами которого помахали красной тряпкой.
- В последнее время он сам не свой, - подтвердила его слова Сильвия.
- Ты узнала то, что я просил? - Пабло перешел на шепот, опасаясь, что кто-то может подслушать их разговор.
- Нет, милый, - также шепотом ответила ему Сильвия. - Ты же видел, какой он. К нему теперь не подступиться. Знаю только, что у него какие-то проблемы на личном фронте.
- Постарайся узнать, дорогая, и я хорошо отблагодарю тебя, - он обнял ее и впился губами в ее рот, но спустя пару секунд отпустил девушку, видя, что она начинает терять контроль над собой, а это не входило в его планы.
- Приедешь вечером? - спросила она, глядя на него затуманенным взором.
- Конечно, дорогая, - улыбнулся он, - но информация прежде всего.
Когда за Пабло закрылась дверь приемной, Сильвия тяжело вздохнула. Она безумно любила его, жила ради недолгих встреч с ним и была готова на все, чтобы он не потерял к ней интерес. Ему нужна информация? Она добудет ее, чего бы ей это ни стоило.


Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:26 am

ГЛАВА 33.

Дверь лифта наконец-то открылась, и Антонелла выскочила в фойе. На рецепшене молоденькая медсестра мирно болтала по телефону, периодически хихикая и заигрывая с собеседником на другом конце провода.
- В какой палате лежит Мартин Суарес?
Медсестра удостоила женщину отсутствующим взглядом и продолжила телефонный разговор. Антонелла не привыкла к тому, чтобы ее игнорировали, поэтому, перегнувшись через стойку, она оторвала трубку от уха девушки и положила ее на рычаг. Та обалдела от такой наглости, но Антонелла не дала ей опомниться и повторила свой вопрос:
- В какой палате лежит Мартин Суарес? Если Вы сейчас же мне не скажете, я отгрызу Вам уши и заставлю Вас их съесть.
Видя, что дамочка не шутит, медсестра шумно сглотнула и углубилась в лежащую на столе тетрадь.
- Его сейчас оперируют, - пролепетала она. – Вы его родственница?
- Я его невеста.
Медсестра кивнула и снова углубилась в тетрадь.
Антонелла отошла от рецепшена и присела на стоящий в комнате ожидания диван. Необходимость позвонить родителям Мартина пугала ее. Но делать ей этого не пришлось. Не успела она достать из сумочки телефон, как дверь лифта открылась. Из него вышли двое пожилых людей и направились к стойке.
- Сеньора Суарес? – позвала Антонелла.
Женщина обернулась на звук, и Антонелла увидела перекошенное от боли лицо. Сеньор Суарес поддерживал жену и, не смотря на то, что его глаза были влажными от слез, держался изо всех сил.
- Антонелла, как же так? Мой мальчик…
Плечи сеньоры содрогались от рыданий. Вдруг она перестала плакать и повалилась на бок.
- Дорогая, что с тобой? – озабоченно спросил мужчина. Но Антонелле не надо было ничего спрашивать, она поняла, что женщина в обмороке. Она кинулась к стойке и крикнула медсестре:
- Позовите врача!
Девушка сразу засуетилась, выбежала из-за стойки и почти сразу вернулась с мужчиной в больничном халате. Он пощупал пульс, посмотрел зрачки и тут же скомандовал:
- Носилки!
- Что случилось? – Антонелла перепугалась не на шутку.
- Сердечный приступ, - коротко ответил врач.
Спустя пару минут сеньору Суарес увезли, и Антонелла и сеньор Суарес остались одни в своем безутешном горе. Они плакали на плече друг друга, выплескивая таким образом всю боль, все переживания за родных людей.
Часы монотонно отсчитывали время. Казалось, целая вечность прошла с тех пор, как Антонелла появилась в дверях больницы. Устав ходить из угла в угол, она уже просто сидела на диване, уставившись в одну точку. Рядом мирно посапывал сеньор Суарес после большой дозы успокоительного.
- Родственники Мартина Суареса здесь? – донеслось как будто откуда-то издалека.
Антонелла вмиг стряхнула свое сомнабулистическое состояние и ответила:
- Да, здесь.
К ним подошел мужчина в хирургическом комбинезоне.
- Доктор Васкес, - представился он. – Операция прошла. Но состояние Мартина очень тяжелое. Все решит сегодняшняя ночь.
- Я могу его видеть? – спросила Антонелла, чувствуя, как холодеют пальцы рук.
- Да. Но очень недолго.

Мартин лежал на больничной койке, окутанный с головы до ног разными проводами и трубками. Он представлял собой сплошной синяк, на котором не было даже намека на белое пятнышко. Мужчина тихо дышал, и каждый звук его сердца отдавался на экране капногафа.
Антонелла подошла к мужчине и взяла его за руку. Слезы хлынули из ее глаз, сердце сжалось от боли и тоски за человека, который стал ей таким близким.
- Милый мой, только живи, прошу тебя.
Она опустилась на колени и стала тихо молиться.

Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:26 am

ГЛАВА 34.

Открыв дверь, Антонелла почувствовала ароматный запах кофе. Желудок тут же отозвался неприятным бурлением, как напоминание того, что со вчерашнего дня она ничего не ела.
На кухне суетилась донья Анна, что-то напевая себе под нос. Увидев Антонеллу, она улыбнулась.
- Доброе утро! – поприветствовала донья вошедшую.
- Спасибо, что присмотрели за Лу, донья, - устало ответила женщина.
- Мы же соседи и должны помогать друг другу. Сейчас я налью тебе кофе.
Пока Анна разливала напиток по чашкам, Антонелла потирала от непрерывного сидения шею. Бессонная ночь давала о себе знать. Утром ее сменил сеньор Суарес. Вечером он никак не хотел уезжать, но Антонелла уговорила его, объяснив, что его присутствие ничего не изменит и только добавит ему лишние переживания. Но как только новый день вступил в свои права, отец Мартина был уже в больнице и практически вытолкал ее домой, видя, как она устала, пообещав тут же позвонить, если что-то изменится.
- А вот и кофе, - донья Анна поставила перед ней чашку.
Глоток густой жидкости привел Антонеллу в чувства. Сегодня будет трудный день. Предстоял разговор с Нико, и новая встреча в предвыборном штабе Николаса. До конца кампании оставалось всего ничего, но она ждала этого так сильно, как ничего в своей жизни.
- Как Мартин? – спросила Анна.
- Пока не пришел в себя. Врачи говорят, что его состояние стабилизировалось.
- Будем надеяться и молиться за него. Я пойду.
- Спасибо еще раз.
Антонелла проводила донью, а затем направилась в комнату сына.

Нико уже проснулся, но еще лежал в постели, когда Антонелла вошла. Увидев мать, он встал и принялся одеваться.
- Доброе утро, сын. Торопишься куда-то? – она внимательно смотрела на него, чтобы не упустить ни одной детали, будет он ее обманывать или говорить правду.
- В университет. Хочу придти пораньше, чтобы повторить лекции, - беззастенчиво соврал Нико, глядя ей в глаза.
Антонелла улыбнулась, однако улыбка эта была отнюдь не доброй.
- Значит, сеньор Гомес мне солгал?
- Ты о чем? – недоверчиво поинтересовался сын.
- Он звонил мне вчера и сказал, что тебя уже месяц нет на занятиях. Поэтому мне бы хотелось знать, чем же ты таким важным занимаешься, что перестал посещать университет на последнем курсе, когда не за горами выпускные экзамены.
Голос Антонеллы был спокоен, но она чувствовала, что соври ей Нико снова, она просто взорвется.
- Я не могу тебе сказать, - ответ был прост.
- Это почему же?
- Мам, это не военная тайна. Но для меня это для меня очень важно.
- Для тебя сейчас важно сдать экзамены и получить диплом, - голос Антонеллы сорвался на крик. Эмоции захлестнули ее, и из глаз брызнули слезы. – Я плохая мать, - сказала она сквозь слезы.
Нико обнял ее. В последний он видел, как мама плакала, после их ухода из особняка Корнехо-Мехия. И вот сейчас она опять плачет. Сердце сжалось. Он не знал, что ему делать, как утешить мать.
- Ну, что ты, мам. Ты самая лучшая на свете.
- Я очень тебя прошу, Нико, чем бы ты ни занимался, продолжай занятия в университете.
- Я обещаю, мама, - пообещал он.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:27 am

ГЛАВА 35.

Кабинет Федерико Корнехо-Мехия находился на втором этаже административного здания. Не смотря на принятые нормы и стандарты, обои в нем были красивого персикового оттенка, и вся обстановка настраивала пациентку на то, чтобы она расслабилась и получила удовольствие от общения с врачом, пусть и такой не совсем приятной квалификации, как гинеколог.
Обычно в обеденное время Федерико никого не принимал, но вошедшая в его кабинет женщина ни мало не волновала такая постановка вопроса. Попросту ей было наплевать, принимает доктор или нет. Мари-Инес Дальго пришла сюда с определенной целью, и она достигнет ее, во что бы это ни стало.
- Здравствуй, Федерико.
От неожиданности Федерико подпрыгнул на стуле. Последней, кого он ожидал увидеть в своем кабинете, была Мари-Инес.
- Что тебе нужно? – спросил он, пропустив приветствие.
- Хочу проконсультироваться, - ответила женщина, присев на стул в своей излюбленной позе – заложив ногу на ногу, чем сводила с ума всех мужчин, встречавшихся в ее жизни.
- Обратись к другому врачу. Я не буду тебя консультировать. – Федерико стоило больших усилий, чтобы сдерживать себя и не вытолкать эту нахалку за дверь.
- А зря, - улыбнулась Мари-Инес, - скоро я стану женой твоего отца…
- Вот когда станешь, - перебил ее Федерико, - тогда и приходи.
Мари-Инес недовольно хмыкнула. Это несносный сынок Николаса всегда раздражал ее. Ну, ничего, у нее есть одно средство, как заставить его плясать под ее дудку, и она им обязательно воспользуется, но не сейчас, а тогда, когда наступит благоприятный момент.
- Что ж, - сказала она вслух, - жаль. Николас очень расстроится, узнав, что ты не захотел помочь его будущей жене.
- Пошла к черту! – буркнул Федерико.
Женщина поднялась со стула с грациозностью лани и направилась к выходу. В дверях она обернулась и вновь посмотрела на сидящего за столом молодого человека. Интересно, что скажет его жена, если однажды утром обнаружит в своем почтовом ящике фотографии своего мужа с какой-нибудь красоткой? От представленной картины она даже невольно хохотнула, чем удивила Федерико. Он посмотрел на нее так, как будто перед ним стояла сумасшедшая. Мари-Инес помахала ему на прощанье и вышла из кабинета.

Сев в машину, Мари-Инес направила ее прямо в офис Николаса. По дороге она обдумала, что будет делать и говорить. Конечно, можно было обратиться к другому врачу, тем более что, у семьи Дальго был свой доктор, однако клиника ее почти что пасынка считалась одной из лучших в городе, да и Федерико ей не чужой. Нет, она ничего не имела против него, но этот противный мальчишка отказал ей в такой мелочи, как консультация, а это непростительно.
Оставив машину на стоянке, Мари-Инес зашла в здание и поднялась на лифте на нужный этаж.
В приемной Николаса пожилая женщина и разряженный в яркие тряпки мужчина что-то бурно обсуждали, секретарша давала указания высокому рыжеволосому парню, когда Мари-Инес вошла.
- Николас у себя? – бросила она на ходу и, не дождавшись ответа, открыла дверь в кабинет.

- Мы вышли на финишную прямую, Николас, - Рамирес нервно потирал руки. Он всегда волновался, когда дело подходило к концу. – И сейчас ты должен быть предельно осторожен. Никаких сплетен, никаких скандалов.
- Если ты про тот инцидент с Антонеллой, - ответил Николас, - то, как видишь, мы делаем все, чтобы о нем как можно быстрее забыли мы сами и все наши избиратели.
- Да, надо отдать вам должное, вы молодцы. И все же, я тебя предупреждаю.
- Не беспокойся. Я прекрасно понимаю, что сейчас не время для всякого рода игр.
- Отлично. Итак, в среду интервью с «Кларин», в четверг выступление перед избирателями провинции Ла-Пампа, в пятницу пресс-конференция со СМИ провинции Рио-Негро, в субботу благотворительный бал в поддержку детей, больных лейкемией.
- Какая у тебя насыщенная программа, - Мари-Инес вошла в кабинет, подошла к Николасу и поцеловала его,- Здравствуй, дорогой.
Мужчина ответил на поцелуй без особого восторга, скорее из вежливости и по привычке.
- Зачем ты пришла? – спросил он.
- Мне нужно поговорить с тобой. Это не может ждать.
Николас бесшумно вздохнул и посмотрел на Рамиреса.
- Я зайду позже, - сказал тот, сразу все поняв, и вышел из кабинета.
-Ну? – нетерпеливо поинтересовался Николас.
Мари-Инес решила выждать паузу, собираясь окончательно с мыслями, прежде чем огорошить своего ненаглядного новостью.
- Дорогой, - начала она, - я не знаю, как так получилось….
- Что?
- У меня небольшая задержка.
Николас подумал, что ослышался. Он недоверчиво посмотрел на женщину. Она же прильнула к нему и с восторженным придыханием повторила:
- Понимаешь, любимый? У нас будет ребенок.



Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:28 am

ГЛАВА 36.

Лекция наконец-то закончилась. Нико собрал все тетради и бросил в сумку. Нужно торопиться, если он не хочет неприятностей на работе. Ему удалось договориться, что он будет совмещать работу и учебу, поэтому, выбежав из аудитории, он направился на стоянку, сел в свой Шевроле и рванул с места. Это была первая машина, которую мама купила, как только дела в Фонде пошли на лад. Через пару лет она купила себе новую, а эта перешла в полное и безраздельное пользование Нико.
Припарковавшись в паре кварталов от бизнес-центра, Нико достал из сумки парик и очки, и вышел из машины уже Карло Пекеньо, курьер корпорации Корнехо-Мехия.
В лифте он слегка перевел дух. На улице нещадно палило солнце, и бег трусцой до входа в корпорацию дался ему отнюдь нелегко. Он едва успел поправить очки, как дверь лифта распахнулась, и тут он увидел… ЕЕ.
Ее звали Клаудиа. Она работала в отделе кадров. Невысокого роста, с копной светлых волос, она казалась ему воплощением красоты и женственности. Но больше всего Нико поражали ее глаза, светло-карие и с маленькой чертовщинкой, как у мамы.
- Привет, Карло! – она приветливо помахала ему рукой и направилась дальше по своим рабочим делам.
- Привет, Клаудиа! – промямлил в ответ Нико. Покоритель девичьих сердец, сейчас он краснел и заикался при виде Клаудии, как будто вместе с париком и очками менялось не только имя, но и вся его сущность и отношение к жизни. Но Клаудиа была здесь ни при чем. Увидев ее в первый раз на собеседовании, он постоянно думал о ней и мечтал, что когда-нибудь сможет ей открыться.
- Вот ты где! – голос Сильвии, секретарши Николаса, оторвал его от прекрасных дум. – Николас тебя ждет. Давай быстрее!
Кто ждет? Нико показалось, что небеса разверзлись и вылили на него весь запас дождевых осадков за год. Ничего себе рабочий день начинается! Сейчас ему предстоит встреча с президентом корпорации, с родным отцом, а он совсем к ней не готов.
- А почему…? – Нико хотел спросить, почему сам президент хочет дать поручение простому курьеру, а не сделает это, как обычно, через секретаря, но Сильвия приложила палец к губам, давая понять, что вопросы сейчас неуместны, и открыла перед ним дверь кабинета Николаса Корнехо-Мехия.
Нико вошел в кабинет и поразился его роскошному убранству. Офисная мебель красного дерева, мягкий ковер на полу, диван и кресла, обитые дорогой тканью, для неофициального приема посетителей – все не просто говорило, а кричало о богатстве его хозяина. За столом, в окружении письменных принадлежностей фирмы Паркер и монитора последней модели, сидел президент и подписывал бумаги.
- Прошу прощения, сеньор, - сказала секретарша, - прибыл курьер. Как Вы просили.
Николас оторвался от бумаг и посмотрел на Нико. Обычный парень, каких встретишь на улице огромное количество, очки и какие-то странные рыжие волосы, очень похожие на клоунский парик.
- Как тебя зовут? – спросил Николас.
- Карло. Его зовут Карло, сеньор, - ответила за Нико секретарша.
- Оставьте нас.
Сильвия кивнула и тут же испарилась, не забыв при этом плотно закрыть за собой дверь.
- Ты должен доставить этот пакет как можно быстрее, - Николас указал на лежащий с краю стола толстый конверт.
- Куда прикажете доставить? – Нико не смог удержаться, чтобы не съязвить.
Николас снова посмотрел на него. Какой странный парень, и этот голос, очень знакомый. Где он мог его слышать?
- Как, ты говоришь, тебя зовут?
- Меня зовут Карло, сеньор президент.
- А фамилия твоя..?
- Пекеньо, сеньор президент.
Очень странный парень. С виду ботаник, а на самом деле уж очень востер.
- Адрес написан на пакете. Доставь его как можно быстрее и дождись ответа. Ты все понял, Карло Пекеньо?
- Да, сеньор президент.
Нико взял конверт и вышел из кабинета. Сильвия что-то сказала ему, но он не услышал. Добравшись до лифта, он с нетерпением дождался, когда тот наконец-то подъедет, и только внутри кабины осознал, что произошло. Отец дал ему поручение, при этом с какой надменностью и высокомерием он говорил с ним, простым курьером. Строгий, подтянутый, такой же красивый, каким он помнил его с детства, но взгляд…. Взгляд изменился, он стал жестким, даже жестоким. Но Нико все равно ненавидел его. С каким бы наслаждением он швырнул в Николаса его шикарное пресс-папье, стоящее на его таком же шикарном столе.
Нико посмотрел на адрес, стоящий на конверте, и глаза его округлились от удивления. Это был офис его матери, Антонеллы Пиовано. Николас сказал, что нужно дождаться ответа, значит, встреча неизбежна. Но это было невозможно. Мама сразу догадается, кто перед ней, хотя бы просто потому, что это был ее рыжий парик.
Вдруг лифт остановился. Нико посмотрел на табло, но это был не его этаж. «Что же это за день такой сегодня?» - подумал он. Дверь открылась, и в кабину вошла Клаудиа. Она улыбнулась ему, и он почувствовал, что покрылся с головы до ног холодным потом. От легкого запаха ее духов его тут же бросило в жар, близость ее тела сводила его с ума.
- Карло, с тобой все в порядке? – Клаудиа посмотрела на него полным участия взором своих ослепительно красивых глаз в обрамлении длинных ресниц. Она прикоснулась к его руке, и Нико ощутил, что все его тело как будто пронзило током.
- Д…да, - ответил он, заикаясь.
- Ты не болен? – она приблизилась к нему, обдавая его своим теплым, нежным дыханием.
У Нико затряслись коленки.
- Н..нет, - еще чуть-чуть и он просто грохнется в обморок, как кисейная барышня, как последняя размазня.
Тут лифт остановился, и Нико со всей прыти, на которую был способен, рванул из здания.

Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:28 am

ГЛАВА 37.

Прошла неделя, а Мартин все еще был в коме. Он как будто специально не хотел приходить в себя, чтобы заставить Антонеллу еще больше чувствовать себя виноватой. Секунды превращались в минуты, минуты – в часы, тихо попискивал капногаф, отсчитывая каждый удар сердца лежащего на больничной койке мужчины. Она приходила каждый день, просто сидела рядом, держала за руку и рассказывала, как прошел день, как дети, что нового.
Сеньора Суарес тоже все еще была в больнице. После сердечного приступа ее частично парализовало, поэтому Антонелле приходилось помогать отцу Мартина ухаживать за ней. Через пару дней ее собирались выписывать, поэтому, помимо всего прочего, приходилось ездить по магазинам и покупать специальные приспособления для больных параличом.
На работе был ворох нерешенных проблем. Антонелла с утра приезжала в офис, работала, давала распоряжения, затем отправлялась в больницу, потом снова возвращалась в офис. Все крутилось и вертелось как будто в каком-то непонятном сне.
Она сидела перед монитором и тупо смотрела в него. От постоянного напряжения голова отказывалась работать, тело не подчинялось, эмоции же хлестали через край при малейшем раздражении.
Зазвонил телефон. Антонелла взяла мобильный и включила кнопку приема.
- Антонелла, детка! – голос сеньора Суареса был возбужден.
- Что случилось? – сразу встрепенулась Антонелла.
- Мартин пришел в себя!
Отключив трубку, она бросилась к выходу и столкнулась в дверях с секретаршей. Та отшатнулась, но при этом успела схватить Антонеллу за локоть.
- Клара, мне некогда, - недовольно проговорила женщина.
- Прибыл курьер из корпорации Корнехо-Мехия. У него пакет для Вас. Он ждет ответ. Это срочно, – отрапортовала секретарь.
Антонелла схватила пакет и вернулась в свой кабинет. «Как все не вовремя!» - подумала она. Разорвав конверт, она достала оттуда документы. Все они были касаемы предвыборной кампании Николаса. Бегло просмотрев бумаги, она поставила на них свою подпись. Что ее дернуло заглянуть в пакет еще раз, Антонелла не знала, и все же она это сделала. В нем лежал еще один пакет. Она достала его и разорвала с боку. Из него выпал засушенный бутон каллы и небольшая открытка.
Удивившись увиденному, она взяла открытку. «Ты и Нико всегда будете жить в моем сердце!» - прочитала она. Слезы навернулись на глаза. В памяти всплыли воспоминания их жизни в особняке. Вот маленький Нико забрался на дерево и никак не хотел оттуда слезать; а вот ее день рождения, Николас с Нико нарядись клоунами и устроили ей показ фокусов; а вот еще их поездка в Пунто дель Эсте на годовщину свадьбы, где была зачата Лу… Как же давно это было, будто бы в прошлой жизни. Антонелла смахнула слезинку и позвала секретаршу.
- Вот бумаги для курьера, - распорядилась она, - Меня сегодня больше не будет. Мартин очнулся.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:28 am

ГЛАВА 38.

Зеркало. Какая важная и нужная составляющая жизни. Там отражается все: и внешность, и состояние души. Если вам грустно, зеркало грустит тоже; если весело, зеркало смеется; если задумали недоброе, зеркало смотрит на вас с ненавистью и раздражением.
Он смотрел в зеркало и пытался угадать, что же оно отражает. В нем нет тепла, любви, нет хороших, светлых воспоминаний, нет ярких праздников детства, семейных ужинов и пикников. Но есть обида, есть боль и горечь от несбывшихся надежд, есть жгучая ненависть к тем, кто, как он считал, виноват в его горькой судьбе.
Он взял щетку и начал расчесывать свои темные густые волосы. Мама всегда так делала в редких перерывах между запоями. Она усаживала его перед зеркалом и начинала расчесывать. При этом она что-то бормотала себе под нос, что-то протяжное, как будто напевала какую-то грустную песню. Он тоже начал напевать. По щеке покатилась слеза, он смахнул ее, и вдруг ярость пронзила его всего, и он со всей силы ударил по зеркалу. Из раны потекла кровь, теплая, тягучая. Он размазывал ее по лицу, глядя в тысячу своих отражений.
- Вы заплатите! – прошептал он с ненавистью.
Он достал из ящика трюмо белоснежный конверт, который тут же покрылся аляповатыми пятнами крови. Вслед за конвертом он достал фотографию. Ей он отомстит первой. Она поплатится за все.
Он запечатал конверт, густо смазав клеющийся край слюной.
Она увидит и поймет, что он не шутит, и однажды он придет за ней.

Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:28 am

ГЛАВА 39.

Антонелла не просто вошла, она влетела в палату и бросилась к лежащему на больничной койке мужчине. Он лежал неподвижно и смотрел куда-то вверх. Когда она вошла, он посмотрел на нее отсутствующим взглядом и снова устремил его в потолок.
- Мартин, дорогой! – прошептала она, припав к нему. Его руки были холодными. Она взяла их в свои, пытаясь согреть.
Мартин снова посмотрел на нее, и в его глазах отразилась боль. Без сомнения, он узнал ее и все вспомнил.
- Прости меня, - Антонелла поцеловала его руки, - и не гони. Я без тебя не смогу.
- Он простит, - к ней подошел сеньор Суарес и тихонько погладил по голове, - он очень тебя любит.

Николас нервничал. Он почти час ходил по кабинету из угла в угол и не мог найти лучшего решения, чем пустить все на самотек. При этом он прекрасно понимал, что это не выход из ситуации, и надо что-то делать. Но что именно, Николас не знал, как и то, к кому он может обратится за советом.
- Сильвия, зайди ко мне, - позвал он секретаршу в селектор.
Она вошла, как всегда элегантная и с блокнотом и карандашом в руках.
- Садись, - сказал он ей.
Сильвия села и вопросительно посмотрела на него.
Николас обошел стол и уселся в свое кресло. Он не знал, как начать – тема была слишком деликатна, тем более, чтобы обсуждать ее с подчиненными. Но ей он доверял.
- Мне нужен твой совет, - наконец проговорил он.
- Я Вас слушаю, сеньор.
Мужчина вздохнул и продолжил:
- Я не женат и не собираюсь что-то менять в своей жизни. Но моя политическая карьера может от этого пострадать.
- Почему бы Вам не жениться на Мари-Инес? Она прекрасная женщина и составит Вам достойную партию.
- Вот и ты туда же! – вспыхнул он, - Вы, что, сговорились все? Я не хочу на ней жениться.
- Тогда я не понимаю, сеньор, зачем Вы меня позвали и просите моего совета.
- Она ждет ребенка.
- Кто? – не сразу поняла Сильвия.
- Мари-Инес.
«Вот это новость! Пабло будет доволен». Сильвия невольно улыбнулась.
- Ничего смешного! – нервозность Николаса начала перерастать в раздражение.
- Я не смеюсь, сеньор. Я очень за Вас рада!
- Ты, что, с ума сошла?! Мне не нужен этот ребенок, тем более от Мари-Инес. Я с ней просто сплю. И все.
- Сеньор Николас, простите меня, но я все же скажу. Вы – взрослый мужчина, и Вам пора бы уже научиться отвечать за свои поступки. Вы не ожидали этого ребенка, но он все же появится.
- Что мне делать, Сильвия? Я не могу и не хочу жениться на Мари-Инес.
- Признайте ребенка, содержите его, дайте ему достойную жизнь и хорошее образование. Для этого необязательно жениться, но в глазах общества Вы будете выглядеть ответственным человеком. И вряд ли тогда Ваш рейтинг как политика упадет.
А ведь и правда! Как он сам не догадался? Он, создавший огромную корпорацию, умеющий обходить все подводные течения в большом бизнесе, не смог догадаться до такой по сути ерунды.
- Спасибо, Сильвия, - улыбнулся Николас, - Я не зря плачу тебе зарплату. Ты отличный работник и прекрасный советчик.
- Я могу идти?
- Конечно.
Сильвия направилась к двери и, открыв ее, обнаружила за ней женщину. Яркие каштановые волосы сверкали в полуденном свете, пробивающемся через незакрытое жалюзями окно. Такое же яркое красное платье с желтыми цветами и зелеными листьями делало ее несуразной, но удивительно шло ей.
- Чем могу помочь? – спросила секретарша.
- Я бы хотела видеть сеньора Николаса Корнехо-Мехия.
- Как Вас представить?
- Он меня отлично знает, - сказала Антонелла и, отодвинув секретаршу, вошла в кабинет бывшего мужа.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Jue Ene 26, 2012 9:29 am

ГЛАВА 40.

Николас был неожиданно и неприятно удивлен, увидев Антонеллу. Она ворвалась в его кабинет и остановилась у двери, ошарашено оглядываясь по сторонам. Он молча наблюдал за ней и ждал, когда она выдаст какую-нибудь гадость.
- Неплохо устроились, сеньор, - наконец произнесла она.
- Стараюсь соответствовать статусу, - ответил Николас, слегка разочарованно, что не получилось подразнить Антонеллу ее же оружием.
Она еще раз осмотрелась и подошла ближе к столу и стоящему рядом креслу для посетителей, но не села.
- Чем обязан твоему визиту? – спросил он.
Она немного смутилась, чем опять-таки удивила его.
- Я пришла поблагодарить тебя.
- За что? – это было третьим удивлением за последние пять минут.
- За открытку и цветок. Очень мило с твоей стороны.
Николас пожал плечами. Он не находил в своем поступке ничего странного.
- Я хотел бы увидеть сына, ты прекрасно об этом знаешь.
Антонелла вздохнула. Упрямство бывшего мужа выводило ее из себя, но сегодня она была не расположена к подобного рода эмоциональным всплескам.
- На конкурсе дураков тебе бы не было равных, - устало произнесла она и, чуть помолчав, добавила: – У Нико скоро будет отец.
Последняя фраза взбесила Николаса.
- Кто? – раздраженно спросил он. – Эта ходячая груда мышц?
- Не называй его так. Он очень добрый и меня любит.
Николас встал из-за стола и подошел к Антонелле, настолько близко, насколько мог себе позволить. Ему вдруг захотелось обнять ее и никуда не отпускать, не отдавать Мартину Суаресу, или как его там, этому журнальному воплощению женской мечты.
- А ты? – осторожно спросил Николас и в тот же миг осознал, что совсем не хочет услышать ответ.
- Я? – спросила в ответ Антонелла и замолчала. Она не знала, что сказать.
- Почему ты молчишь?
- Мартин попал в аварию. Это я во всем виновата.
- Ты преувеличиваешь. Ты не могла этого знать.
- Ты не понимаешь, Николас. Если бы не та передача, он никуда бы не улетел, с ним все было бы в порядке, - она уткнулась в его грудь и тихо заплакала. Он обнял ее, как будто хотел защитить от всех невзгод и согреть своим теплом.
- Он никогда меня не простит, - сказала она сквозь слезы.
И тут Николас понял, что получил ответ на свой вопрос. Женщина, которую он когда-то любил больше жизни, сейчас в его кабинете плакала о другом, о более достойном, чем он. Его сердце вдруг пронзила тоска и сожаление о том, что уже никогда не вернуть назад – ее любовь.
- Хочешь, я поговорю с ним? – спросил он.- Я все объясню ему, скажу, как он ошибается, скажу, что это я во всем виноват.
Она подняла на него глаза, полные слез и возникшей в них надежды.
- Ты, правда, это сделаешь? – спросила Антонелла.
- Правда, - ответил Николас и про себя добавил: «Для тебя – все, что захочешь, только бы ты была счастлива».
Антонелла снова опустила свою голову ему на грудь. Слезы уже не душили ее. Она тихо всхлипывала, ощущая свою полную защищенность и тепло близкого и родного человека, пусть и не бывшего уже ее мужем, но не ставшего, тем не менее, чужим. Он еще крепче обнял ее. Она слегка расслабилась в его руках, еще ближе прижалась к нему.
Она посмотрела на него, понимая, что сейчас может произойти, но у нее не возникло желания этому помешать. Когда губы Николаса коснулись ее губ, Антонелла отдалась этому поцелую со всей страстью и вдруг охватившим ее желанием.
- Какая милая сцена! – в дверях стояла Мари–Инес и громко аплодировала. Из-за ее спины выглядывала испуганная секретарша.
Антонелла и Николас прервали поцелуй и посмотрели на нее непонимающим взглядом. Только что они были вместе, ласкали друг друга, и это казалось им настолько естественным, что появление Мари-Инес внесло дисгармонию в еще недавнюю идиллию и моментально вернуло их в реальность. Они отошли друг от друга с виноватым видом, как будто их застукали за чем-то постыдным.
- Стоило придти к тебе на работу, Николас, в разгар рабочего дня, чтобы увидеть, чем ты занимаешься. Да еще с кем? С этой воровкой, – на слове «воровка» Мари-Инес сделала ударение. Но ей не надо было этого делать. Антонелла и так поняла, что совершила очередную ошибку.
- Я пойду, - тихо произнесла она и, бросив робкий взгляд на Николаса, вышла из кабинета.
- Зачем ты пришла? – спросил Николас, когда секретарша закрыла дверь.
Мари-Инес демонстративно уселась в стоящее у стола кресло, достала из сумочки сигарету и закурила.
- Я задал вопрос, - он обошел стол и сел напротив нее.
- А что, я не имею права зайти в офис к своему любимому мужчине, который является отцом моего ребенка?
- А табачный дым ребенку не повредит? Или ты уже не беременна? – Николас внимательно посмотрел на Мари-Инес, она же, как опытная интригантка, и бровью не повела. Женщина потушила сигарету и, не отводя от него взгляда, ответила:
- Врач сказал, что на ранних сроках нет. Но я больше не буду, обещаю.
- Так зачем ты пришла? – снова повторил свой вопрос Николас.
- Я хотела, чтобы ты прошелся со мной по магазинам детской одежды.
- У меня через полчаса деловая встреча, а потом я уезжаю в Росарио. – у Николаса не было никакого желания сопровождать свою сожительницу за покупками.
- Конечно, - обиженно произнесла она, - на свою бывшую жену ты нашел время. А на мать своего ребенка нет.
Николас улыбнулся и обнял женщину.
- Не ревнуй, дорогая. Живу я все равно с тобой, - сказал он и быстро поцеловал ее. – Ну, все, мне пора. Увидимся вечером.
Он сложил все бумаги в портфель и направился к выходу.
Мари-Инес вышла за ним в приемную, подождала, пока он уйдет и обратилась к секретарше, которая сосредоточенно печатала и делала вид, что все происходящее ее не касается.
- Как Вас зовут? – спросила Мари-Инес.
Секретарша оторвалась от компьютера и ответила:
- Сильвия, сеньорита.
- Вы давно здесь работаете?
- Пять лет, сеньорита.
Мари-Инес еще раз все взвесила и произнесла:
- У меня к Вам просьба, Сильвия. Вы не могли бы приглядывать за Николасом и сообщать мне, если он будет себя плохо вести?
Сильвия не была дурой. Она прекрасно поняла, что именно от нее просила эта женщина.
- Могла бы, сеньорита.
- Вот моя визитка, - Мари-Инес передала секретарше карточку, - Позвоните мне. Я в долгу не останусь.
Холодно улыбнувшись, женщина повернулась и вышла из приемной. Сильвия проводила ее взглядом и возмущенно хмыкнула.
- Не видать тебе его как своих ушей, дамочка, - сказала она, мысленно обращаясь к Мари-Инес. Затем она взяла телефон и набрала номер Пабло.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:13 am

ГЛАВА 41.

Мартин ел с ложки. Он позволял себя кормить. А еще позволял его мыть, стирать его одежду, убирать за ним, читать ему книги и журналы. Он не позволял себе только отвечать на ее вопросы и вообще разговаривать с ней. Антонелла знала, что он прекрасно говорит, и даже ведет беседы с родителями, с которыми она дежурила у его постели, чередуясь день на день. Словесный бойкот Мартина не то, чтобы злил ее, но уже начинал порядком надоедать. В это утро она так же, как в другие дни, тихонько зашла в его палату, стараясь не разбудить. Однако он уже не спал. Мужчина сидел на кровати и смотрел в окно.
- Доброе утро! - поздоровалась Антонелла.
Мартин не ответил. Впрочем, как всегда. Он продолжал смотреть в окно, при этом краем глаза следил, как она выкладывала из сумки фрукты, сок, чистую одежду.
- Ты уже умылся? - спросила женщина. - Кивни, если да.
Он кивнул.
- Я принесла чистое белье. Я переодену тебя, а потом накормлю завтраком.
Антонелла подошла к нему и начала расстегивать пуговицы на его больничной рубашке. Мартин молча следил за ее действиями, а потом вдруг взял ее руку в свою и с силой сжал ее.
- Ты делаешь мне больно, - простонала она.
Он посмотрел ей в глаза, и на мгновенье Антонелле показалось, что он как будто произнес: "Ты тоже сделала мне больно", но рот его остался неподвижным. Мужчина отпустил руку и снова устремил взгляд в окно.
Она закончила переодевать его как раз в тот момент, когда принесли завтрак. Медсестра поставила перед Мартином поднос, на котором дымилась большая чашка с какао, стояли тарелки с омлетом и тостами и стакан сока. Девушка пожелала пациенту приятного аппетита, затем слегка улыбнулась и вышла из палаты.
На этот раз Антонелла решила действовать иначе. Она взяла поднос и переставила его на тумбочку, стоящую рядом с кроватью. Мартин удивленно посмотрел на нее.
- Да, - сказала она, заметив его взгляд, - сегодня, чтобы получить завтрак, тебе придется потрудиться.
Женщина отломила кусочек тоста и поднесла к его рту. Он покорно взял его губами и начал жевать. Затем она отрезала ножом часть омлета и зацепила ее вилкой.
- А вот этот замечательный омлет ты получишь только тогда, когда скажешь "Я хочу есть", - Антонелла улыбнулась и сложила губы трубочкой.
Мартин посмотрел на нее и нахмурился. Он не собирался с ней разговаривать, но есть действительно хотел.
- Посмотри, какой он аппетитный, так и просится в рот, мммм...., - дразнила она.
Но он был упрям и не собирался сдаваться. Мужчина упорно молчал, мало того, он демонстративно отвернулся от нее и уставился в окно.
- Значит, не будешь разговаривать? - улыбка сошла с ее лица, - Приятного аппетита! - Антонелла схватила тарелку, вывалила ее содержимое на его голову, а затем сверху полила соком.
Мартин изменился в лице. Этого он никак не ожидал. Жидкость стекала по волосам и каплями спадала на только что одетую свежую рубашку.
- Идиотка! - неожиданно выкрикнул он и начал искать полотенце.
- Спасибо за комплимент! Стоило сделать это раньше, тогда бы тебе не пришлось так долго играть роль молчаливого клоуна.
- А тебе притворяться заботливой.
- К твоему сведению, я не притворялась. Я очень хочу, чтобы ты поскорее выздоровел, и мы смогли пожениться.
- Что?! - он не поверил своим ушам.
Она вздохнула и присела на его кровать.
- Знаю, что виновата перед тобой. Я сожалею и хотела бы заслужить твое прощение.
- Ты заслужишь прощение, если исчезнешь из моей жизни.
- Не дождешься! Ты долго терпел мое присутствие, потерпишь еще. Я попрошу сестру принести другой завтрак, - с этими словами Антонелла встала с больничной койки и направилась к выходу.

Нико сидел в машине и размышлял. В это утро лекций в университете не было, поэтому он отправился сразу на работу. Припарковавшись на стоянке, молодой человек посмотрел на часы. До начала рабочего дня оставалось 20 минут, и он решил провести это время с пользой, а именно решить задачу, как пригласить на свидание Клаудиу. Эта девушка сводила его с ума, снилась ему по ночам, занимала все его мысли. Он перестал заглядываться на других, чем ни мало веселил своих друзей. Они постоянно подтрунивали над ним, видя, что он витает в облаках и о чем-то думает, но Нико не обращал на них внимания. Для него существовала только ОНА.
Он достал с заднего сидения пакет и вынул из него парик, очки и сложенную цветастую рубашку. Пора становится Карло Пекеньо, а он еще ничего стоящего не придумал. Нико натянул на себя одеяние, вышел из машины, щелкнул пультом, от чего машина тихо пискнула, и направился в святая святых - корпорацию своего отца.
Он почти дошел до здания, когда его окликнули.
- Не торопишься? - недовольно спросила Сильвия, - А стоило бы. Для тебя со вчерашнего дня накопилась куча корреспонденции, которую нужно разнести.
Нико терпеть ее не мог, эту крашеную горгону, как он звал ее за глаза. Простая секретарша, а строит из себя важную персону.
- Вы же знаете, сеньорита, что я всегда все делаю быстро, - сказал он голосом Карло.
Женщина хмыкнула в ответ и направилась в вестибюль.
Отец еще не приехал, поэтому Нико чувствовал себя в приемной более свободно. Он взял со стола пачку писем и просматривал адреса, мысленно соображая маршрут поездки.
- Привет, Карло! - прощебетал над ухом голос Клаудии.
Парень резко обернулся и столкнулся с девушкой нос к носу. Он посмотрел ей в глаза и вдруг ощутил острое желание поцеловать ее. Она видимо тоже что-то почувствовала, поэтому неожиданно смутилась и отвела взгляд.
- Мне нужно отнести почту, - пролепетал Нико.
- Да-да, конечно, - ответила Клаудиа.
- Ты все еще здесь? - вывел его из оцепенения голос Сильвии.
Про себя послав ее к черту, он бросился вон из приемной.
Нико завел машину и поехал по Авенидо де Майо. Час пик уже прошел, поэтому пробки если и были, то совсем незначительные. Он остановился на светофоре, и тут его осенило, что он должен делать. Ну, конечно же! Он просто станет самим собой. Вернее на работе он будет Карло, а встречаться с Клаудией будет сам. Молодой человек даже развеселился от вдруг пришедшей ему на ум идеи. Он тут же придумал, как он с ней познакомиться - позвонит Клаудии и представится другом Карло. А что? Отличная мысль! Нико присвистнул, врубил музыку погромче и рванул с перекрестка, как только зажегся зеленый свет.

Виктор разговаривал с барменом, когда в его кафе зашла Антонелла. Она на цыпочках подошла к мужчине и легонько чмокнула его в щечку. От неожиданности он вздрогнул и посмотрел в ту сторону, откуда был поцелуй.
- Здравствуй, моя дорогая сеньорита! - улыбнулся Виктор, увидев Антонеллу.
- Я уже давно не сеньорита, - улыбнулась ему в ответ женщина.
- Для меня ты всегда будешь сеньоритой, - он легонько потрепал ее по щеке. - Закажешь что-нибудь?
- Да, я ужасно проголодалась. С удовольствием выпью чашечку кофе и съем Ваши знаменитые блинчики.
- Я распоряжусь на кухне, чтобы тебе принесли все как можно быстрее.
Антонелла выбрала столик у окна. Она смотрела на проходящих мимо прохожих и вспоминала утренний визит к Мартину. Конечно, она поступила опрометчиво, свалив весь его завтрак ему на голову, но зато он начал с ней разговаривать, а это уже огромный шаг вперед, потому что теперь она обязательно заслужит его прощение. Николас тоже хотел бы ей помочь, и она обязательно этим воспользуется. Вот тогда Мартин не отвертится. Антонелла почувствовала себя интриганкой. "У меня нет другого выхода", - успокаивала она себя. Времени оставалось мало. Мари-Инес четко дала понять, что все расскажет Николасу и прессе, если она не выполнит ее условий, и тогда ей несдобровать. Нико останется один, а Лу отдадут в приют. Этого Антонелла допустить не могла, поэтому старалась любыми способами отвлечь от детей и от себя беду.
- О чем задумалась? - спросил Виктор. Он разложил перед ней приборы и поставил чашку и тарелку с едой.
- О Мартине. Он начал со мной разговаривать, - ответила она и начала аппетитно уплетать блинчики.
- Поздравляю! Как ты этого добилась?
- Просто покормила его завтраком, точнее его голову.
Виктор рассмеялся.
- Я всегда подозревал, что ты еще та штучка.
- Штучка Ваша бабушка, сеньор, - весело ответила ему Антонелла.
- Я должен кое-что тебе сказать, - мужчина вмиг стал серьезным. Он достал из кармана конверт, усыпанный красными пятнами, - Это было в моем почтовом ящике. Адресовано тебе.
Антонелла оторвалась от еды и взяла конверт. "Какие странные пятна", - подумала она и с ужасом выдохнула:
- Да это же кровь! - произнесла она. Негнущимися пальцами она распечатала конверт и вынула оттуда свою фотографию. Это был ее портрет, сделанный лет десять назад, когда она начинала работу в Фонде и составляла свое портфолио. Ее глаза и сердце на фото были проткнуты, а посреди, перерезая ее пополам, красовалась фраза, написанная черными чернилами.
- Ты заплатишь! - прочитала Антонелла. - Что это, Виктор?
- Не знаю. Может, кому-то не чем заняться?
- Я так не думаю. И, похоже, я знаю, чьих это рук дело.
- Знаешь?
- Да! И она за это сама заплатит!
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:13 am

ГЛАВА 42.

Анна Баретти мило кокетничала со своим отражением в зеркале. Поправив на голове изящную шляпку с вуалью, она еще раз улыбнулась себе и направилась к входной двери. Ее маршрут сегодня составлял путь в банк (она уже много лет жила на проценты), а на обратном пути можно будет зайти в какое-нибудь кафе и выпить чашечку кофе с десертом. Она села в свою машину и выехала на дорогу.
Доехав до банка, донья припарковала свой минивэн, и направилась в здание. Жара на улице сменилась прохладой от кондиционеров. Женщина подошла к нужному ей окошку.
- Добрый день, сеньора! Чем могу помочь? – спросила ее сидящая за стойкой девушка.
Анна объяснила работнице банка, что ей нужно, и та принялась выполнять операцию.
- Тетушка! Вот так встреча! – послышалась за спиной. Донья обернулась.
- Здравствуй, Мари-Инес, - улыбнулась она.
Женщины обнялись и расцеловали друг друга в щеки.
- Как поживаешь? – спросила Мари-Инес.
- Отлично, дорогая. Как ты? Как папа?
- Как видишь. Работа занимает большую часть нашей жизни.
- Я собираюсь выпить кофе. Составишь компанию? Там и поболтаем, - предложила Анна.
- У меня как раз есть немного свободного времени.
В ресторане «У Виктора» в этот утренний час было немного народа. В основном домохозяйки, зашедшие поболтать за чашкой кофе или травяного чая с такими же, как они, занимающимися домом подружками. Анна и Мари-Инес заняли столик и позвали официанта, сделали заказ.
- Ты давно не звонила, Мари, - сказала донья.
- Ты же знаешь, отец требует полноценной отдачи в работе, иногда даже нос попудрить некогда, - с улыбкой произнесла Мари-Инес.
- Как его здоровье?
- Как сказать? Когда хуже, когда лучше, но он держится.
- Передавай ему от меня привет.
- Обязательно передам.
Официант принес кофе и десерт, расставил чашки и удалился, пожелав дамам приятного аппетита.
- Как у тебя дела с женихом? - спросила Анна. Ее давно интересовал этот вопрос. В последний их разговор с Мари-Инес та жаловалась, что жених не уделяет ей должного внимания.
- Прекрасно. Я очень счастлива, тетушка!
- Я же говорила тебе, что все наладится.
- Я беременна, - заговорщески произнесла Мари-Инес.
- Серьезно? – удивилась донья. – Николас знает?
- Да! И он на седьмом небе от счастья.
Донья накрыла ладонями руки племянницы и слегка сжала их.
- Я так рада за тебя, детка, - сказала она. – Когда свадьба?
- Мы еще не обсуждали это. Но, думаю, что скоро. Николас настроен очень решительно.
- Поздравляю!
- Рад видеть в моем ресторане столь очаровательных дам, - Виктор подошел к женщинам и слегка поклонился. Впрочем, он всегда был галантным кавалером.
- Сеньор Виктор! – радостно воскликнула Анна. – Познакомьтесь, это моя племянница Мари-Инес.
- Очень рад!
- Присаживайтесь к нам за столик, - пригласила его Мари-Инес.
Виктор поблагодарил и присел на свободный стул.
- Вы пришли как раз вовремя, сеньор Виктор, - объявила торжественно донья.
- Неужели? У вас обеих такой загадочный вид.
Анна наклонилась к Виктору и громким шепотом произнесла:
- Моя племянница ждет ребенка. Каково, а? – подмигнула она Виктору.
- Так это же отличная новость! Шампанского! За счет заведения.

Его третий день мучила подагра. Игнасио лежал в постели и сходил с ума от боли и безделья. Недавно ушел врач, сделав ему очередной укол и прописав еще пару наименований лекарств. Мужчина перевернулся на другой бок и тихо застонал.
- С Вами все в порядке? – в комнату заглянула сиделка.
- Да, - ответил он и смерил девушку оценивающим взглядом. Он любил таких: молодых, длинноногих, с высокой грудью.
Девушка подошла к нему и, наклонившись так, что открылась половина груди, принялась поправлять одеяло. Дальго плотоядно улыбнулся и ущипнул медсестру за ягодицу. Та хихикнула, слегка погрозила ему пальцем и вышла из комнаты, виляя бедрами.
Он моментально перестал улыбаться и взял телефон.
- Это я, - сказал Игнасио, когда на том конце провода ответили, - Что нового?
Выслушав собеседника, мужчина нахмурился и положил трубку. Мысли закрутились в его голове с бешенной скоростью. Политическая карьера Николаса идет в гору. Скоро выборы, но его место в парламенте – вопрос уже решенный. Дело за малым – нужно женить его на Мари-Инес. Она сказала Николасу, что беременна. Это отлично. Все идет по плану. Его агент в фирме Николаса сообщил ему, что тот собирается совершить какую-то крупную сделку. Странно только, почему Игансио об этом ничего не знает.

Дворецкий открыл дверь, и на порог влетела женщина.
- Где эта мокрая курица? – спросила она.
- Вы о ком? – спросил в ответ дворецкий. – Я сейчас позову хозяина.
Антонелла спустилась в гостиную. Сколько же лет она не была здесь, а все не изменилось, осталось по-прежнему. Тот же диван, те же кресла, телевизор. Как будто и не было этих десяти с лишним лет.
- Вы только посмотрите, кто к нам пожаловал! – голос Мари-Инес оторвал ее от воспоминаний. - Зачем ты пришла?
Антонелла резко обернулась. При виде невесты Николаса ее кулаки непроизвольно сжались.
- Да вот, зашла поболтать, - сказала она.
- О чем? – Мари-Инес подошла к Антонелле и с вызовом посмотрела ей в глаза.
- Хотела узнать, здесь ли живет та гусеница, которая сует нос не в свои дела.
- Если ты о краже четверти миллиона, то….
Но Антонелла не дала Мари-Инес договорить. Она схватила ее за волосы и прошипела:
- Если ты не заткнешь свою пасть и будешь угрожать моим детям и мне, я скормлю твой язык собакам. Ты поняла меня?
- Отпусти!
- Ты поняла меня? Не слышу ответа.
- Что здесь происходит? – Николас подбежал к женщинам и принялся разнимать их.
- Эта идиотка угрожала мне, - Мари-Инес, освободившись, нервно поправляла волосы.
- Ты мерзкая склочница! - выкрикнула Антонелла, - Я выбью тебе все зубы! – и снова ринулась на противницу, Николас едва успел схватить ее.
- Да что с вами?! – он начал заводиться. Этот женский бокс начал действовать ему на нервы.
- Скажи этой крючкотворнице, что если она еще раз пришлет что-либо подобное, я сниму с ее головы скальп.
- Ты о чем? Ничего я тебе не присылала. У тебя с головой все хорошо?
- Да отпусти ты, - Антонелла вырвалась из рук бывшего мужа и начала рыться в сумочке. – А это что? – она швырнула Мари-Инес конверт.
Мари-Инес взяла конверт, повертела его в руках, затем заглянула в него и достала фотографию.
- Это что, шутка? – спросила она.
- Это тебя надо спросить, - огрызнулась Антонелла.
- Ну-ка дай сюда, - Николас выхватил конверт из рук невесты и начал рассматривать его. – Как странно, - наконец произнес он.
Антонелла медленно повернулась к нему.
- Что странно, Николас?
- У меня возникло чувство, что я что-то подобное уже видел.
- Видел?
- Да. Помнишь Артуро? Ну, того, что стрелял в меня?
- Конечно, помню.
- Эй, вы это о чем сейчас говорите? – вклинилась в их разговор Мари-Инес, но они как будто не слышали ее.
- Ты хочешь сказать, что это он? – удивленно произнесла Антонелла. – Но ведь он же умер много лет назад.
- Знаю. Но этот конверт, и пятна на нем, и фотография твоя….. Я бы посоветовал тебе быть осторожней.
- Засунь свои советы знаешь, куда?! – вспыхнула Антонелла. Она схватила сумочку и бросилась из особняка.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:15 am

ГЛАВА 43.

Николас не мог уснуть. Он посмотрел на часы. Часы показывали без четверти три. Он повернулся на один бок, потом на другой, но сон, как назло, не шел к нему. Рядом тихо посапывала Мари-Инес, и он даже немного завидовал ей, что она вот так спокойно спит и ничего ее не тревожит. А его тревожило и не давало уснуть одно обстоятельство. Или не одно. Он уже совсем запутался, все так смешалось в его голове. Николас закрыл глаза. И как будто вся жизнь пронеслась перед ним…

…Николаса тут же заинтересовала эта девушка с открытой улыбкой ангела и невероятно голубыми глазами, и он, не видя ее лица без грима, решил пригласить в ресторан.
- Тогда папа должен научить сына улыбаться, - сказала девушка.
- Кто бы научил этому самого папу. Может быть вы? Может, начнем прямо сегодня вечером за ужином?
- Что?
- Мы могли бы поужинать сегодня вечером. Вот адрес. Я буду ждать вас там….


…- И в- третьих, - он закрыл глаза, словно пытался вспомнить, что же он забыл? – Что же в третьих? Ах да, - он посмотрел на нее уже серьезно, - Так же я боюсь того, что с нами происходит, но не могу избежать того, что чувствую. Я люблю тебя, Антонелла. Люблю.
Девушка совсем растаяла от его признания.
- Я тоже тебя люблю, - едва слышно прошептала она со счастливой улыбкой на губах.
Николас наклонился было к ней, чтобы поцеловать.
- А знаешь, - остановился он на полпути, - Я никогда раньше не целовался с клоуном.
- И что же нам делать? – спросила его Антонелла.
Но вместо ответа Николас прижался к ее губам…..


…- Как бы я хотел, что бы это было правдой, - произнес на следующее утро Николас, сжимая в своих объятиях спящую девушку, - Как бы я этого хотел…
Все выходные они провели в обществе друг друга, забыв о реальности…
- Я уже твоя жена, - сказала Антонелла Николасу на пляже, - Перед этим небом и этими звездами. Я уже твоя, Николас. А ты мой…

…- Я люблю тебя, Антонелла и люблю нашего ребенка. Я не хочу, чтобы наша любовь напоминала свечи на рождественской елке. Свечи, которые, то гаснут, то вновь загораются. Я не хочу жить мечтами о том, что мы, наконец- то, будем вместе. Потому что, мечтая, можно упустить момент, когда пламя свечи окончательно погаснет, а под рукой может не оказаться спичек, чтобы снова зажечь свечу… Я этого больше всего боюсь... Я люблю тебя..
- Я тоже люблю тебя. Я всегда тебя любила. Я всю жизнь мечтала только о тебе. Всю жизнь была твоей, и я хочу быть твоей. Я хочу, чтобы мы вместе были всегда. Хочу быть рядом с тобой... всегда. Рядом с тобой. Я люблю тебя.,
- Я хочу, чтобы ты стала моей женой...
- Я хочу, чтобы ты стал отцом моего ребенка...
Они скрепили свои признания нежным поцелуем…


…Антонелла в платье невесты и с венком из полевых цветков на голове…
Николас весь торжественный и счастливый…
-Ты хочешь быть счастливым? Хочешь?
- Да, хочу…
-Ты хочешь его любить?
-Да, хочу...
И скрепление произнесенной клятвы вечности священным поцелуем…
- Я люблю тебя, - произнес Николас, смотря в глаза своему ангелу, своей жизни – чуду.
- Я люблю тебя, - в ответ произнесла суженная его Антонелла, не сводя своих небесно-голубых глаз, в которых отражался ее ангел, ее жизнь-чудо…

…- Идиот! Кретин! Гусак! Бабник! - кричала Антонелла
- Я же объяснил тебе, что меня подставили, - кричал в ответ Николас.
- Не рассказывай мне сказки, болван! Если то, что я видела, называется "подставили", то я римский папа. Не смей меня трогать! Не прикасайся ко мне! Я ненавижу тебя!
- Я ни в чем не виноват перед тобой. Не уходи, я прошу тебя.
- Я не могу остаться, Николас, - ответила Антонелла уже более спокойно, - Ты предал нашу любовь. Помнишь историю об ангеле с одним крылом? Чтобы взлететь, он должен обняться с другим ангелом. Ты сломал мне крылья, Николас. Я больше никогда не смогу летать. Прощай.
И она ушла…


…- Добрый день, синьор Корнехо-Мехия! Вы как раз вовремя.
Николас опешил. Он не знал, что делать.
- Здравствуй, Антонелла, - его уверенность и самодовольство в миг улетучились, - Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть….

…- Сеньор будущий сенатор, а какой породы лошадей Вы больше предпочитаете - большегрудых прямоходящих или низкорослых тумбообразных?...
…- А ну пошла вон отсюда, - Николас вскочил со своего кресла, схватил Антонеллу за руку и потащил из эфира.
- Никуда я не пойду, - она начала выворачиваться, но он еще сильнее сжал ее руку.
На мгновенье они застыли, посмотрев друг другу в глаза, и..... впились в губы страстным поцелуем, как будто пытались утолить мучившую их все прошедшие годы жажду…..


… От неожиданности сумка выпала из ее рук и упала на пол, распластавшись и раскидав вокруг себя находившееся в ней вещи. Антонелла присела на корточки и принялась собирать бумаги.
- Извини, - сказал Николас и опустился с ней рядом.
Помогая Антонелле, он, то ли случайно, то ли специально задел ее руку, и в тот же миг последовал разряд тока, который привел их обоих в полнейшее замешательство. Они посмотрели друг на друга и почувствовали непреодолимое желание коснуться друг друга сильнее и смелее, и уже губы потянулись навстречу…
- Спасибо за помощь, сеньор Корнехо-Мехия, - она поднялась и прижала сумку к груди, как будто боялась, что Николас заметит, как сильно бьется ее сердце…..


…- Значит, ты следила за моей жизнью? – он еще ближе подошел к ней. На его губах появилась коварная улыбка.
- Ничего я не следила, - она попятилась от него, но отступать было некуда. Он заключил ее в объятья, и через секунду их губы слились в поцелуе…..

…- Чем обязан твоему визиту? – спросил он.
Она немного смутилась, чем опять-таки удивила его.
- Я пришла поблагодарить тебя…
…- Почему ты молчишь?
- Мартин попал в аварию. Это я во всем виновата…
…- Хочешь, я поговорю с ним? – спросил он.- Я все объясню ему, скажу, как он ошибается, скажу, что это я во всем виноват.
Она подняла на него глаза, полные слез и возникшей в них надежды.
- Ты, правда, это сделаешь? – спросила Антонелла.
- Правда, - ответил Николас…
… Она посмотрела на него….Когда губы Николаса коснулись ее губ, Антонелла отдалась этому поцелую со всей страстью и вдруг охватившим ее желанием...


Николас открыл глаза. И тут он понял. Все понял. Окончательно и бесповоротно. Он ее любит. Любит так же сильно, как десять лет назад. Так же сильно, что готов отдать ее другому, только бы она была счастлива. Каждая частичка его души, каждая клеточка его тела, его сердца отдана ей. Он не позволит ей страдать.
- Антонелла, я люблю тебя, - прошептал он в тишине, по его губам расплылась улыбка, и сон в тот же миг накрыл его веки.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:16 am

ГЛАВА 44.

Нико ходил вокруг телефона уже битый час и все никак не мог решиться набрать номер. Он закрыл глаза и на мгновенье представил себе лицо Клаудии, такое милое и женственное, ее взгляд карих глаз из-под черных ресниц завораживал свои магнетизмом. Нико открыл глаза, глубоко вздохнул и решительно взял трубку.
Она ответила не сразу. Он и без того нервничал, а ожидание ответа заставило его сердце биться еще сильнее. Наконец в трубке послышался щелчок.
- Алло!
Господи! Это она! Его сердце готово было выскочить из груди.
- Привет! – Нико очень сильно постарался, чтобы его голос звучал бодро.
- Привет, - ответила Клаудиа.
Так, начало положено. Молодой человек перевел дыхание и продолжал:
- Тебя, конечно, удивляет мой звонок…
- Кто это?
- Меня зовут Нико. Я друг Карло.
- Какого Карло?
- Карло Пекеньо. Он работает в корпорации Корнехо-Мехия.
Нико услышал, как в трубке что-то зашуршало.
- Алло! Клаудиа, ты меня слышишь? – забеспокоился он.
- Да, - ответила девушка. – И что ты от меня хочешь?
- Познакомиться с тобой. Может, встретимся, посидим в кафе или сходим в кино?
Она замолчала. Нико показалось, что прошла вечность, прежде чем она начала говорить.
- Я не знаю, - произнесла Клаудиа, - Все так странно и необычно. И я тебя совсем не знаю.
Нико понял, что она колеблется, и почувствовал, как к нему вновь возвращается его молодецкая удаль.
- Как раз есть повод познакомиться, - произнес он, - Карло много о тебе рассказывал, поэтому я немного знаю тебя. А когда мы встретимся, ты узнаешь обо мне.
Девушка снова задумалась. Он слышал ее дыхание в трубке и напряженно ждал. «Пожалуйста, согласись! Пожалуйста!»
- Хорошо, - наконец, произнесла она.
Уф!
- В субботу мы с подругой собираемся в «Хойтс» на премьеру «Иллюзиониста». Если хочешь, присоединяйся, - и она отключилась.
Нико положил трубку.
- Есть! – воскликнул он и подпрыгнул, едва не достав до потолка.

- Мамочка, не забудь, что сегодня у Риты день рождения, поэтому я задержусь в школе, - Лу вышла из машины и давала Антонелле последние наставления. Временами она была весьма занудна. «Прямо, как ее отец», - улыбнувшись, подумала Антонелла.
- Конечно, милая. Не беспокойся. Я заеду за тобой в четыре.
Лу помахала на прощание рукой и в припрыжку побежала к одноклассникам. Антонелла посмотрела ей вслед, дождавшись, когда дочь войдет в школу, развернула машину и поехала в офис.
В офисе было жарко, не смотря на то, что кондиционер был включен на полную мощность. На столе царил привычный беспорядок, ворох бумаг - договоры, сметы, счета - покрывал почти все его пространство. На углу лежала аккуратная стопка конвертов, заботливо принесенная секретаршей. Антонелла взяла пачку и начала просматривать. Сплошные счета за коммунальные услуги, ничего необычного, а впрочем….. В самом конце стопки лежал конверт. На нем не было ничего, кроме ее имени. Она вдруг почувствовала дрожь в коленках. Неужели опять? Женщина распечатала конверт и на стол вывалилась ее фотография с проколотыми глазами и надписью посередине. Антонелла села в кресло и уставилась на свое изображение.
- Это уже не смешно, - прошептала она. –. Кто-то решил поиграть в Черного Плаща?
Она включила клавишу селектора и позвала:
- Клара?
- Да, сеньора? – отозвалась секретарша.
- Ты сегодня забирала почту?
- Конечно, сеньора. Как всегда.
- Кто-то заходил к нам в офис, пока меня не было?
- Нет, сеньора. Только уборщица.
Антонелла отпустила клавишу и задумалась. Похоже, что кто-то решил ей отомстить. Но за что? У нее не было врагов, если не считать этой курицы Мари-Инес. Она усмехнулась, вспомнив, какое у той было лицо, когда она ворвалась в особняк и схватила эту мымру за волосы. Нет, это не она. Кто же тогда? Миранда? Зачем ей делать это? Она давно вышла замуж за какого-то магната и уехала из страны. Кто же еще? Но Антонелла напрасно копалась в памяти. Число ее бывших и настоящих врагов было исчерпано. И все же она чувствовала страх. Он медленно, но верно прокрадывался и заполнял все ее существо. Николас сказал, что она должна быть осторожной. Может быть, это он? Но зачем?
Телефон зазвонил резко, и Антонелла, погруженная в свои мысли, от неожиданности подпрыгнула в кресле. Она подняла трубку и сказала:
- Алло?
- Ты уже получила мое послание? – прошипел в трубку низкий голос.
Антонелла почувствовала, что покрывается холодным потом.
- Кто это? – спросила она.
- Ты была плохой девочкой, - ответил голос. – И ты будешь наказана.
- Что Вам надо от меня? Кто вы такой?! – женщина уже не скрывала эмоций и перешла на крик.
- Скоро я приду за тобой, - снова сказал голос, и она услышала тихий скрежет, похожий на смех, противный, жуткий.
В трубке послышались гудки, звучавшие в тишине сиреной в ее мозгу.
Антонелла посмотрела на трубку, и на миг ей показалось, что она держит в руках ядовитую змею. Она в ужасе швырнула трубку, и та, промахнувшись, упала на пол, потянув за собой весь аппарат, который тут же с грохотов свалился с ней рядом. «Надо увезти детей!» - мысль первая пришла к ней в голову.
- Сеньора, с Вами все в порядке? – секретарша заглянула в кабинет.
- Да, Клара, - Антонелла медленно возвращалась в реальность. – Я поеду к Мартину в больницу. Если будет что-то срочное, звони мне на мобильный.
- Хорошо, сеньора.

Доктор держал руку, прослушивая пульс.
- Ну, что ж, - сказал он, по виду удовлетворенный результатом, и посмотрел на сидящих рядом чету Суаресов и Антонеллу, - думаю, что больше нет смысла держать Мартина в больнице. Его состояние удовлетворительное. А Вы - везунчик, - обратился он к Мартину. – Выжить после такой авиакатастрофы – это не просто везение, Вы отмечены Богом. И скажите спасибо Вашим родителям и этой прекрасной сеньорите. Благодаря их заботе и молитвам Вы быстро поправились. Я распоряжусь, чтобы подготовили документы к выписке.
С этими словами врач вышел из палаты.
Сеньора Суарез медленно подъехала на коляске к сыну и обняла его. По ее щеке скатилась слеза.
- Мама, - Мартин начал ее успокаивать, - все уже позади. Скоро я окончательно встану на ноги.
- Конечно, сынок, - она посмотрела на него и мягко провела рукой по его волосам, - Ведь ты же у меня сильный.
Он улыбнулся в ответ и поцеловал мать в щеку.
Антонелла помогла Мартину переодеться, заботливо поправляя на нем рубашку. В палату вошла медсестра. Впереди себя она катила коляску. Увидев ее, Мартин запротестовал, сказав, что вполне может передвигаться самостоятельно. Но Антонелла была непреклонна.
- Не забывай, что ты все еще болен, - сказала она.
В холле им выдали необходимые документы. День обещал быть радостным. Все наконец-то закончилось. Мартин ощущал небывалую за последнее время легкость. Рядом с ним были его родители и та, которую он любил. Да-да, любил, несмотря ни на что. Он был безумно счастлив. Антонелла держала его за руку, пока они спускались на лифте в фойе. Лифт остановился, дверь открылась, и тут они увидели….
- Хорошо, что я не опоздал, - сказал Николас, - Мартин, я хотел бы поговорить с тобой.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:17 am

ГЛАВА 45.

Мартин поднялся из коляски и направился вслед за Николасом. Они отошли к стойке администратора клиники.
- О чем ты хотел поговорить со мной? – спросил Мартин. Он нервничал. Беседа с бывшим мужем Антонеллы не входила в его планы, да и просто видеть его ему тоже не доставляло удовольствия. Он все еще не забыл ту передачу, где его невеста целовалась с этим будущим сенатором.
Николас вздохнул. Этот разговор был тяжелым для него, он не знал, с чего начать. И все же счастье Антонеллы было превыше всего.
- Мартин, - начал он, - я хотел поговорить с тобой об Антонелле.
- Вот как? – удивился Мартин
- Да. Антонелла – чудесная женщина…
- Я прекрасно знаю, что она чудесная! – оборвал его Мартин. – Она самая лучшая в мире! Это все?
- Нет, это не все. Я хотел сказать, что в том, что с тобой произошло, виноват только я. Антонелла ни при чем.
Мартин напрягся.
- Что ты хочешь этим сказать?
Николас перевел дыхание.
- Я хочу сказать, что поцеловал ее, потому что хотел этого. Я…
- Что ты?
- Я ее люблю. Люблю также сильно, как 10, 20 лет назад. А она любит тебя. Теперь я это точно знаю.
- Ну что ж, - Мартин внимательно посмотрел на Николаса. – Если честно, не ожидал. Надо иметь огромное мужество, чтобы вот так открыто отдать свою любимую женщину другому.
- Это не благотворительность, - Николас также открыто и прямо смотрел Мартину в глаза. – Если бы я хоть на секунду засомневался в ее чувствах, ты бы ни за что ее не получил. Она слишком драгоценна для меня.
Он замолчал. Он посмотрел на стоявшую невдалеке Антонеллу. Как же она прекрасна, его жизнь, его любовь! В сердце предательски защемило. Какой же он идиот! Гусак! Ведь сейчас он сам своими руками разрушил все свои, пусть самые мизерные, надежды на то, что когда-нибудь они все же будут вместе. Николас снова повернулся к Мартину.
- Береги ее, - сказал он. – Она только кажется сильной…. И счастья вам в семейной жизни.
Николас развернулся и быстро пошел прочь.

Антонелла смотрела на мужчин. Она не слышала, о чем они говорят, и это заставило нервничать еще больше.
- Что происходит? Кто это? – спросила ее сеньора Суарес.
Она не знала, что ответить. Может, сказать правду?
- Это Николас Корнехо-Мехия. Мой бывший муж.
- Вот как? – удивилась мать Мартина. – Зачем же он пришел?
- Вы же слышали: поговорить с Мартином.
Антонелле не очень хотелось объяснять всю ситуацию сеньоре Суарес. Да и зачем ей все знать? Это их с Мартином дело. Она снова посмотрела на мужчин. Ее бывший муж и ее будущий муж. Как же порой бывает непредсказуема жизнь! Она похожа на длинный лабиринт, и ты никогда не знаешь, что ждет тебя за поворотом. Антонелла взглянула на Николаса. Он что-то говорил Мартину. Она вдруг поймала себя на мысли, что любуется им, его фигурой, его темными с проседью волосами, к которым она так любила прикасаться; его красивыми сильными руками, которые так сильно обнимали ее; его губами, от поцелуев которых у нее подкашивались ноги и темнело в глазах. Она любовалась Николасом, своим бывшим мужем, которого она …. ЛЮБИТ. Антонелла изменилась в лице. Она, что, сбрендила? Нет, не может быть! Так не должно быть! И все же так… есть. Она любит его. Любит Николаса Корнехо-Мехия! Этого набитого индюка! Господи, как же она его любит!
Тут она заметила, что Николас направился к выходу. Он прошел мимо, даже не взглянув в ее сторону.
- О чем вы говорили? – спросила Антонелла подошедшего Мартина.
- Он пожелал нам счастья в семейной жизни, - ответил мужчина, затем легонько поцеловал ее. – А теперь домой. Я так соскучился!
Если бы он знал, как плакало в это время сердце Антонеллы.

Мари-Инес сидела у постели отца. С тех пор, как она покинула этот дом, в нем почти ничего не изменилось. Появился только запах лекарств и длинноногие сиделки в узких халатах, из которых практически вываливалась грудь.
- Как ты себя чувствуешь? – спросила она Игнасио.
- Отлично я себя чувствую, - рявкнул старик, - а этот проклятый докторишка запрещает мне вставать.
- И правильно делает, - Мари-Инес взяла стакан с водой и, накапав туда нужное количество капель, отдала отцу. – Ты еще слишком слаб. Выпей.
Игнасио поморщился. Его уже достали эти капли, пилюли, капсулы и прочая ерунда, которой его пичкали изо дня в день.
- Как там наш Николас? – он перевел разговор на интересующую его тему.
Мари-Инес вздохнула. Она знала, что отец обязательно задаст это вопрос, только вот ответа у нее не было. Николас хоть и принял известие о ребенке, но со свадьбой не торопился.
- Все отлично, папа, - сказала она, придав своему голосу уверенность, и улыбнулась.
- И когда же свадьба? Почему на моем столе до сих пор нет приглашения?
Ну, все! Начинается!
- Скоро, папа, скоро.
- Я это слышу уже пять лет! – вспыхнул Дальго.
- Ты же знаешь, - начала выкручиваться Мари-Инес, - ему сейчас некогда. Предвыборная кампания забирает у него все время, он почти не бывает дома. Как только все закончится, мы тут же сообщим тебе дату свадьбы.
Игнасио недовольно хмыкнул. Все это порядком надоело ему. Вечные обещания, которые никогда не исполнялись. Ему позарез нужно было слияние с корпорацией Корнехо-Мехия.
- Я тут кое-что узнал, - сказал он, успокоившись. – До меня дошли слухи, что Николас готовит какую-то крупную сделку. Я должен знать про это дело все.
- Николас не посвящает меня в свои дела…
- Так сделай так, чтоб посвятил! – взревел Игнасио. И тут его лицо резко побледнело. Он закатил глаза и начал падать на бок.
- Папа, что с тобой? – обеспокоенно спросила Мари-Инес и громко закричала: - Врача! Быстро!
У Игнасио Дальго случился инфаркт.

Нико стоял у кинотеатра «Хойтс» и нервно переминался с ноги на ноги. В руке он держал маленький букет фиалок, любимых цветов Клаудии. Она вот-вот должна была придти. Сеанс должен был начаться с минуты на минуту, но девушки все не было. «Неужели не придет?» - мелькнула предательская мысль, но Нико отогнал ее. Конечно, придет! Она не может не придти. И вдруг, словно подтвердив его желания, показалась она. Клаудия подошла к зданию кинотеатра и посмотрела по сторонам.
- Клаудиа! – позвал Нико.
Девушка обернулась на зов и посмотрела на него.
- Нико?
- Да, это я. Привет. – он вручил ей букет.
- Привет, - ответила она, приняв цветы. – Как мило с твоей стороны. Как ты узнал, что я люблю фиалки?
Нико улыбнулся. Она внимательно рассматривала на него, как будто изучала.
- Карло рассказал. Пойдем, а то опоздаем. – он предложил руку Клаудии. Она улыбнулась в ответ и взяла его под руку, и они направились в здание.
Фильм был не плохой, но Нико абсолютно не интересовало то, что происходило на экране. Гораздо важней была та, что сидела рядом с ним. Ее светлые волосы, точеная фигурка, запах ее духов действовали на него магнетически. Ему безумно хотелось прикоснуться ней, к ее тоненьким пальчикам, мягким завитушкам волос, поцеловать ее пухлые губки. Из динамиков послышалась угрожающая музыка, было ясно, что сейчас по сюжету что-то должно было произойти. Главный герой шел по темной галерее, и вдруг из-за угла на него резко выскочило чудовище. Клаудиа вскрикнула и схватила его за руку. Он сжал ее в своей ладони, как бы давая понять, что ей нечего бояться. Они так и просидели весь фильм, держась за руки.
Нико вызвался проводить ее до дома. Она не возражала.
- Ты давно знаешь Карло? – спросила Клаудиа, когда они сели в его машину.
- Как себя помню, - ответил молодой человек. – Почему ты спрашиваешь?
- Просто интересно. Все так странно и необычно для меня. Карло никогда не говорил о тебе.
- Может, потому что не было повода? – улыбнулся Нико.
- Может, - она согласно кивнула головой. – Чем ты занимаешься?
- Учусь в Университете на выпускном курсе. Будущий экономист, - он сказал это с легким сарказмом.
Всю оставшуюся дорогу они молчали. Лишь раз Клаудиа объяснила, как проехать к дому, в котором она жила.
Он проводил ее до подъезда. Они стояли и смотрели друг на друга. На улице почти стемнело, и это полумрак навевал романтическое настроение. Нико подошел ближе к девушке и наклонил голову. Ему так хотелось поцеловать ее.
- Нет, - сказала она, - не надо… Спокойной ночи, Нико.
- Я могу тебе позвонить? – спросил он, когда она почти дошла до двери.
Девушка обернулась.
- Да. Я буду рада, - стукнула дверь, и она исчезла.
Нико постоял еще несколько минут, а затем направился к машине. Он не огорчился, что не поцеловал Клаудиу. Ведь у них все только начиналось. Он радостно присвистнул и завел машину.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:17 am

ГЛАВА 46.

В предвыборном штабе Николаса кипела работа. Все внимание было приковано к средствам массовой информации. Выборы в парламент были в разгаре. Еще несколько часов, и все завершится. Тогда наступит самая главная и важная часть – подсчет голосов. Рамирес нервно постукивал кончиками пальцев по столу. Он налил стакан воды и залпом выпил.
- Удивляюсь твоему спокойствию, - сказал он Николасу, мирно восседавшему в своем кресле и смотревшему все время куда-то впереди себя. Казалось, что все происходящее ее абсолютно не волнует.
- Зачем волноваться? Я уверен, что все будет отлично, - проговорил Николас без особого воодушевления. Ему действительно было все равно. Гораздо важнее было совершенно другое – его любовь к Антонелле. Видеть ее каждый день, а порой и в компании Мартина Суареса, стало совсем невыносимо. Сердце ныло от боли и желания, но он не мог себе позволить разрушить ее счастье. Николас посмотрел на сидящую рядом Мари-Инес. Скоро она родит ему сына. Да, он женится на ней. Так будет лучше…. Всем.
- Дорогая, - обратился он к ней, - может, пообедаем?
- Обедать?! – вскочил Рамирес. – Ты, что, с ума сошел?! Какой может быть сейчас обед?!
- Так я тебя и не зову, - констатировал Николас. – Пойдем, Мари-Инес.
Женщина поднялась с кресла и, взяв Николаса под руку, направилась к выходу.
- А вот и я! – воскликнула Антонелла, появившись в дверях, под самым носом Николаса и Мари-Инес. – Я подумала, что вы проголодались, поэтому заскочила в ресторан и набрала еды. Хотите?
Николас улыбнулся – его бывшая жена в своем репертуаре, всегда неожиданна. Мари-Инес поморщилась и выдавила из себя улыбку, которая больше была похожа на оскал.
- Мы собирались с Ники пообедать, - проговорила она, - но не здесь.
- Как хотите, - пожала плечами Антонелла и направилась к Рамиресу. – А Вы, сеньор советник, составите мне компанию? Или мне придется поглощать все это одной?
- С удовольствием, - ответил Диего. – Что там у тебя?
- Ты же не хотел? – удивленно спросил Николас.
- Я передумал, - весело ответил Рамирес и смачно откусил яблоко.
Антонелла отщипнула кусок курицы и погрузила себе в рот, не забыв при этом облизать пальцы. Она посмотрела на стоящих у дверей Николас и Мари-Инес и сделала приглашающий знак, мило улыбнувшись при этом.
- Пожалуй, тоже останусь, - сказал Николас и направился к столу, где Антонелла разложила принесенную еду.
- Ники! – вспыхнула Мари-Инес, - А как же наш обед?
Но никто не обратил на нее внимания.

Сильвия разбирала почту. Не смотря на то, что на календаре было воскресенье, она вышла на работу. Воспользовавшись отсутствием сотрудников и Николаса в частности, она решила разобраться с делами, а заодно и просмотреть кое-какие бумаги в кабинете шефа.
Важные документы Николас никогда не оставлял в офисе, либо держал их в компьютере, защитив паролем доступа. Сильвия посмотрела на монитор. На черном экране светился прямоугольник с надписью «Введите код». «Должно быть, это что-то знакомое и близкое», - предположила девушка. Она набрала название корпорации и нажала Ввод. «Неправильный код» - ответил монитор. Значит, не корпорация. Тогда она набрала имя Мари-Инес, и этот пароль тоже оказался неправильным. У нее осталась всего лишь одна попытка, и она не имеет права на ошибку. Какой же все-таки пароль? А что, если…? Сильвия набрала на клавиатуре «Антонелла». Экран на секунду погас, и вдруг вспыхнул ярким голубым светом.
- Есть! – воскликнула девушка и принялась за поиски нужных документов.
Вскоре она нашла то, что искала.

Нико лежал на кровати в своей комнате и вспоминал. Вот они с Клаудией в кино, а вот они стоят у ее дома. Ее глаза сверкают в темноте, она улыбается, держит его за руку…
- Вот ты где! – воскликнула Лу.
Нико от неожиданности вздрогнул и посмотрел на сестру.
- Чего тебе? – недовольно спросил он.
- Помоги мне с домашним заданием, - попросила девочка.
- Сейчас, - нехотя произнес молодой человек.
С заданием они справились быстро, и Нико уже собрался уходить, когда Лу огорошила его вопросом:
- Ты влюбился?
- Что? – Нико оторопел.
- Я уже не маленькая и все понимаю. Ты очень странный в последнее время. Не играешь со мной, мы не ходим в кино, в кафе, как раньше.
- Мне просто некогда, - пробурчал Нико. Он не собирался делиться с младшей сестрой тем, что происходило в его душе.
- Не хочешь, не говори. Но я знаю, что ты влюбился. Кто она?
- Хватит, я не собираюсь ничего с тобой обсуждать.
Лу хмыкнула. Ну и пусть не говорит. Она и без него все узнает.
- Что-то мамы долго нет, - перевела она разговор на другую тему.
- Ей не до нас, - раздраженно проговорил Нико.
- Маме не может быть не до нас! А ты злой! – Лу сжала кулачки и готова была броситься на брата.
- Отстань от меня! Поняла? – закричал Нико и выбежал из комнаты, сильно хлопнув дверью. Он не мог сказать сестре, что их мать сейчас находится рядом с человеком, которого он ненавидел всеми фибрами своей души – их отцом.

Было уже далеко за полночь.
- Да! – кричал в трубку Рамирес. – Отлично!.... Да!.... Ждем!
Он бросил трубку и посмотрел на Николаса. Тот нервно ходил по кабинету.
- Остался один регион, - радостно воскликнул помощник, - Считай, что ты уже победил.
- Я буду так считать, когда буду знать точно, - ответил Николас.
- Не нервничай, Ники, это вредно для твоей кожи, - сидящая в кресле Антонелла мило улыбнулась.
Николас сжал губы, и она увидела, как вспыхнул в его глазах гневный огонек. Они находились в кабинете втроем. Мари-Инес он давно отправил домой. Мужчина уже собрался ответить на эту ехидную фразу, как снова зазвонил телефон. Рамирес схватил трубку. Он молча выслушал то, что ему говорили, но по его лицу было видно, что он не просто доволен, а очень доволен. Помощник положил трубку и посмотрел на Николаса и Антонеллу.
- Ну? – спросили они его одновременно.
Рамирес сделал театральную паузу и закричал:
- Мы победили!!!!
Радости не было предела. Бутылка шампанского выстрелила пробкой, освободив наружу яркую искристую жидкость.
Всю оставшуюся ночь и следующий день телефон не смолкал. Все хотели поздравить нового депутата парламента.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:18 am

ГЛАВА 47.

Отель «Конрад» славился своим казино и роскошными апартаментами. Четырнадцатиэтажное здание сверкало яркими неоновыми огнями на набережной Пунта дель Эсте, рассеивая вокруг себя свет богатства, лоска и престижа.
В зале ресторана собрались все сливки аргентинского общества. Оркестр наигрывал спокойные мелодии; повсюду звучала тихая, неторопливая речь; слышался звон бокалов; дамы в вечерних нарядах, увешанные бриллиантами, рубинами и изумрудами, в сопровождении мужей, любовников, отцов и братьев в смокингах и начищенной до блеска обуви поздравляли виновника торжества, рассуждали о политике, а в большинстве своем просто сплетничали. Николас, всю свою сознательную жизнь вращавшийся в столь помпезных кругах, был совершенно равнодушен к подобного рода мероприятиям и, честно говоря, не любил их, но Рамирес настоял на приеме, на котором можно было заручиться поддержкой влиятельных лиц и обзавестись полезными связями. Николас не стал возражать, но, обходя гостей и принимая поздравления, откровенно скучал.
- Николас, рад тебя видеть в наших рядах, - небольшого роста импозантный мужчина в черном костюме пожал ему руку, обнажив в улыбке ряд белых крупных зубов.
- Сенатор Флорес! – Николас ответил на рукопожатие. – Спасибо, что пришли.
- Я не мог не придти. Твоя победа – это наша победа. Партия получила еще одно место в парламенте, а это дорогого стоит.
Николас чокнулся бокалом с сенатором и направился дальше.
- Дорогой! – окликнула его Мари-Инес.
Мужчина посмотрел в ее сторону. Она подошла к нему и, взяв под руку, защебетала:
- Дорогой, я хочу тебя кое-с кем познакомить.
- Познакомить? С кем?
- Пойдем! Сейчас узнаешь, - она потащила его внутрь людской толпы.
У стола с закусками стоял высокий седоволосый мужчина. Не смотря на седину, лицо его было отнюдь не старым, хотя насчет возраста можно было поспорить. Мужчина намазывал черную икру на тост, когда Мари-Инес подвела к нему Николаса.
- Сеньор Борхес! – воскликнула она. – Познакомьтесь! Николас Корнехо-Мехия – Хуан-Карло Борхес.
Борхес отложил тост и расплылся в улыбке.
- Сенатор Корнехо-Мехия! – он протянул руку для рукопожатия. – Безумно счастлив присутствовать на Вашем торжестве и от всей души поздравляю с победой.
- Спасибо, - ответил Николас.
- Хуану-Карло принадлежат огромные плантации в Мексике, и он хотел бы обсудить с тобой, Николас…
- Не стоит в такой день говорить о делах, - Борхес перебил Мари-Инес, и Николас в душе был ему благодарен – сегодня ему совершенно не хотелось думать о работе. – Разрешите представить вам мою жену. Эухения Кампос де Борхес.
К ним подошла эффектная блондинка в красном платье и россыпью бриллиантов на глубоком декольте. Николас оценивающе посмотрел на женщину, и на его лице появилась плотоядная улыбка. Да, неплохая штучка. Он был бы не против покувыркаться с ней часок-другой в мягкой, теплой постели. Эухения была женщиной отнюдь не глупой и прекрасно понимала, что означает такой взгляд у мужчин. Она мило улыбнулась в ответ, давая понять, что намек понят и принят.
- Очень приятно, - произнесла она низким бархатным голосом.
Мари-инес моментально уловила нависшую над ней и ее будущим счастьем угрозу и тут же постаралась увести Николаса подальше от этой «белобрысой шлюхи», как она про себя обозвала Эухению.
- Прошу прощения, - сказала Мари-Инес, придвинувшись ближе к Николасу и кладя руку на его плечо, тем самым давая понять, что это ЕЕ мужчина, - Мы вынуждены покинуть вас. Гостей так много, и каждый хотел бы поздравить.
- Конечно, конечно, - закивал головой Борхес.
Николас лишь пожал плечами и двинулся вслед за Мари-Инес.
Прибывали все новые гости, и Николас не сразу заметил среди пестрой толпы Антонеллу. Ее ярко-розовое платье облегало фигуру, а синий пояс выгодно подчеркивал талию. Она стояла в компании Мартина и Рамиреса, и они о чем-то оживленно беседовали. Воспользовавшись тем, что Мари-Инес снова покинула его в поисках полезных для него знакомств, Николас направился прямо к ним.
- Добрый вечер! - поздоровался он, стараясь унять волнение в голосе.
- Привет, сенатор! – радостно воскликнул Рамирес. – Я смотрю, вечер в полном разгаре. Ждем-не дождемся от тебя речей.
- Только не это! – запротестовал Николас. – Избавь меня хотя бы на сегодня от публичных выступлений.
- Не дождешься! – засмеялся Диего и пошел к сцене.
- Поздравляю, Николас, - произнес Мартин. – Искренне рад за тебя.
- Спасибо, что пришли, - ответил Николас. – Надеюсь, вы хорошо проведете время.
- Не беспокойся, Николас, - Антонелла устремила на него взгляд своих светло-карих глаз. – Тебе не придется краснеть за нас.
Николас не успел ей ответить, потому что в этот момент зафонил микрофон, и Рамирес громко объявил:
- А сейчас я хочу предоставить слово человеку, ради которого мы здесь собрались – новому депутату аргентинского парламента Николасу Корнехо-Мехия.
Послышались аплодисменты. Николас чертыхнулся и направился к микрофону. Он оглядел весь зал, и взор его остановился на Антонелле. Ее каштановый волосы мягкими завитками распались по плечам, ее глаза смотрели на него и ждали… Ждали, когда же он, наконец, начнет говорить. Пауза явно затягивалась. Николас прокашлялся.
- Друзья! – начал он. – Я благодарю вас за то, что вы пришли. В столь неспокойное время я надеюсь, что смогу сделать все от меня зависящее, чтобы наша страна вышла из кризиса с наименьшими потерями. Партия выдвинула меня на эту должность в парламент, доверила мне решение столь трудной задачи, и я постараюсь не подвести ее и, в первую очередь, ожиданий нашего народа. Также хотел бы поблагодарить мою команду, без которой я, возможно, никогда бы не стал сенатором, а особенно Диего Рамиреса и Антонеллу Пиовано. Спасибо!
Все повернулись к Диего и Антонелле. Всплеск рукоплесканий на несколько минут заглушил остальные звуки. Но, как только аплодисменты стихли, гости вновь вернулись к своим прерванным разговорам.
Николас сошел с подиума и вдруг почувствовал острое желание сбежать. Он вышел на балкон, и его тут же окутала ночная прохлада и шум плескавшихся рядом волн. Мужчина вдохнул полной грудью морской воздух, и тут заметил Антонеллу. Она стояла возле перил и смотрела на океан. Он подошел к ней и сказал:
- Я рад, что ты пришла.
От неожиданности она слегка вздрогнула, напряженно улыбнулась.
- Извини, если напугал тебя.
- Ничего, все в порядке, - произнесла она.
- Ты прекрасно выглядишь.
- Спасибо.
Разговор почему-то не клеился. Может, потому что ночь и океан совсем не располагали к словоизлиянию.
- Почему здесь, Николас? – вдруг спросила она. – Почему именно здесь?
- Что ты имеешь ввиду?
Она внимательно посмотрела на него.
- У тебя, что, резко закисли мозги? В Аргентине огромное количество отелей и ресторанов. Какого черта тебя понесло проводить прием в Пунта дель Эсте?
- Потому что мне здесь нравится, - просто ответил Николас и, помолчав, добавил, - А еще потому, что здесь мы были счастливы.
- Николас, прошу тебя, - Антонелла потупилась.
- Я люблю тебя, - совершенно неожиданно даже для самого себя выпалил Николас. Это чувство настолько переполняло его, что он уже больше не мог держать его в себе.
Антонелла отшатнулась от него и бросилась в глубь балкона, где, благодаря стараниям сотрудников отеля, расположились огромные заросли цветов и кустарников. Николас кинулся за ней. На этот раз он не собирался отступать. Зелень листвы скрыла их от посторонних глаз. Он схватил ее и с силой притянул к себе.
- Да, я люблю тебя! – с жаром заговорил он. – И мне невыносимо тяжело это чувство, потому что я боюсь его. Я так долго учился тебя ненавидеть, что не смог разлюбить.
- Николас, не стоит начинать все сначала, - простонала она. – У меня есть Мартин, у тебя – Мари-Инес.
- К черту Мари-Инес! – вспыхнул Николас. – К черту Мартина! Ведь ты же не любишь его. Я знаю, я чувствую. Ты любишь меня! Скажи, что ты любишь меня.
- Да! Да! Да! – не выдержала Антонелла, - Я люблю тебя, Николас! Как же сильно я люблю тебя!
Он впился губами в ее губы со всей силой и страстью, на которую был способен, и в этой бешенной агонии их сердца и тела звучали в унисон.
Рука Николаса скользнула по ее спине, и Антонелла в тот же миг пришла в себя. Она опять совершила ошибку, непростительную ошибку, пойдя на поводу своих чувств к бывшему мужу, чем подвергла опасности своих детей.
- Нет, - она отодвинулась от Николаса.
- Но почему? – его взгляд был все ее затуманен от нахлынувших эмоций.
Антонелла вздохнула. Спустя минуту она заговорила, и в голосе ее звучала боль.
- Порой люди, как одинокие путники в пустыне, хватаются за мираж. И только настигнув его, понимают, что это миф, иллюзия.
- Но наша любовь – не миф и не иллюзия! – возмутился Николас.
- Наша любовь – это маленький зеленый островок среди бескрайней пустыни, где уже много лет не было дождя. Он весь высох.
- Я не верю тебе! Ты же сказал, что любишь меня.
Антонелла почувствовала, как из глаз потекли ручейки слез. Она посмотрела на Николаса, человека, которого она любила больше жизни. Он стоял перед ней, такой близкий и родной, а она отказывалась от него, от его любви, от себя самой.
- Я люблю тебя, - тихо произнесла она. – Но песок вечен, спокоен и безмятежен. Он иссушает, но не причиняет боли. Прощай, Николас.
Она смахнула слезы с лица и пошла в зал, столкнувшись на входе с Мари-Инес. Та удивленно посмотрела на Антонеллу и обратилась к Николасу.
- Дорогой, я ищу тебя. Ты должен кое-с кем познакомиться.
Но Николас не слышал ее. Он смотрел вслед уходящей Антонелле. Его сердце было разбито.
Volver arriba Ir abajo
sofia33

avatar

Cantidad de envíos : 275
Fecha de inscripción : 23/10/2011

MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   Mar Feb 21, 2012 5:25 am

ГЛАВА 48

Никогда не стоит обманывать Жизнь. Она мудрее и прозорливее всех нас. Как бы мы ни пытались разгадать ее загадки, она всегда подкинет нам еще парочку, чтоб мы не расслаблялись и не надеялись на счастливое стечение обстоятельств. Все, что должно быть в нашей жизни, предопределено еще до нашего рождения. И Жизнь никогда не отступает от этого плана, методично ведя нас в нужном направлении. Только мы, в силу своей ограниченности, не всегда понимаем ее знаки. Как часто мы просто игнорируем их и начинаем прокладывать дорогу туда, где нас совсем не ждут. Мы можем годами блуждать, а порой и всю жизнь, проклиная свою судьбу, и так и не поняв, что место наше не здесь, а там, в другом мире, в другой жизни, в тех краях, где только мы имеем значение.
Антонелла вернулась в зал и огляделась в поисках Мартина. Он стоял неподалеку и разговаривал с Диего Рамиресом. Она подошла к ним и, обратившись к жениху, сказала:
- Я устала. Мы можем вернуться в номер?
- Что-то случилось, Антонелла? – обеспокоенно спросил ее Рамирес.
- Нет, все в порядке, - ответила она. – Ну, так как, Мартин?
- Хорошо, идем, - Мартин был совершенно обескуражен столь внезапной переменой настроения любимой женщины.
В номере было прохладно. Кондиционер разгонял духоту, работая на полную мощность. Антонелла устало плюхнулась на кровать. Мартин присел с ней рядом и погладил ее по оголившейся лодыжке, от чего она вмиг покрылась мурашками.
- Что с тобой? – спросил мужчина. – Ты вернулась с террасы сама не своя.
Вместо ответа Антонелла взяла его за руку и потянула на себя.
- Что, если мы назначим свадьбу на следующий месяц? – спросил Мартин, когда, после, они лежали в постели, и он обнимал ее сзади.
- Это будет отлично, - спокойно ответила Антонелла, но если бы он только знал, чего ей это стоило. Слезы душили ее, но она не могла позволить себе плакать. Мартин бы начал расспрашивать, а объяснять у нее не было ни сил, ни желания. Да и как объяснить то, что происходило в ее сердце? – Я очень хочу выйти за тебя замуж.
Он начал целовать ее волосы, плечи. Она повернулась к нему, и он накрыл губами ее рот.

Пабло сидел в кресле и рассматривал документы, которые передала ему Сильвия. Он взял копию договора, и лицо его озарила злорадная улыбка. «Вот ты и попался, Николас!» - подумал он. Игнасио Дальго с нетерпением ждет эти бумаги, но пока он лежит в больнице, Пабло воспользуется предоставленным ему случаем по своему усмотрению. От предвкушения мести у него зачесались руки.
В комнату вошла Сильвия.
- Ну, как, дорогой? – она поставила на рядом стоящий журнальный столик чашку кофе. – Это именно то, что ты просил?
- Да, милая, - произнес он, отложив бумаги и прижав девушку к себе. – Ты заслуживаешь награды.
Он страстно поцеловал ее. Сильвия ответила на поцелуй, но в скором времени отстранилась.
- Прости, любимый. Мне безумно хочется остаться с тобой, но завтра Николас возвращается из Пунта дель Эсте. Ты же знаешь, как он требовательно относится к персоналу и выполненной работе в его отсутствие. Да еще этот курьер… Странный он какой-то.
- Знаешь, я тоже заметил. Что-то в нем не так. Ты бы присмотрелась к нему получше….
- Я постараюсь, - она быстро поцеловала его и помахала рукой. – Ну, все, милый, мне пора. До вечера!
- До вечера! – сказал он в ответ и очень обрадовался тому, что Сильвия наконец-то ушла и оставила его одного. Пабло заметил, что в последнее время она и ее любовь стали раздражать его. Но пока Сильвия была нужна ему. Он снова углубился в бумаги. Из их содержимого выходило, что Николас заключил контракт на поставку мяса в Россию, минуя банк Дальго. Он невольно хохотнул, представив себе лицо Игнасио, когда тот узнает, какие деньги от него уплывают. Нет, Пабло не доставит ему удовольствия снять сливки с такого крупномасштабного скандала. Он снимет их сам, а Дальго подбросит ошметки. Остановившись на этом гениальном, с его точки зрения, плане, Пабло принялся обдумывать детали.

Нико переоделся в машине и направился в офис. По дороге он все обдумал.
Когда он вошел в приемную, там еще никого не было. Это его удивило. Обычно секретарша приходила очень рано. Нико зашел в кабинет отца. В воздухе витал запах одеколона его хозяина. Молодой человек невольно принюхался и подумал: «Так вот как пахнут миллионы!». Он подошел к столу и уселся в кресло.

...Рядом с особняком остановилась машина. Из нее вышел Николас с какой-то женщиной, а потом повел ее к дому, обнимая за талию и что-то шепча ей на ухо, та в ответ громко и противно хихикала. Нико почувствовал острый приступ ненависти и сжал кулачки.
- Пойдем, - вывел его из оцепенения Абелярдо, - ты и так слишком много видел, даже то, что не следовало.
- Почему? - спросил мальчик и заплакал.- Почему, дедушка? Он же так любил маму, я помню. А сейчас он забыл про нас. Неужели другие женщины дороже ему, чем мама, Лукреция и я?
Слезы душили, сотрясая в рыданиях его маленькое тельце.
- Поплачь, мой мальчик, - старик обнял Нико за плечи, - поплачь, тебе станет легче...


Нико снова сжал кулаки.
- Я отберу у тебя это кресло, отец! – воскликнул молодой человек. – Посмотрим, кем ты станешь без своих денег.
Он встал с кресла и направился к выходу.
- Что тебе здесь нужно? – гневно спросила Сильвия, столкнувшись с ним в дверях кабинета.
Нико слегка стушевался, но тут же взял себя в руки.
- Зашел проверить, все ли в порядке, ведь Николас приезжает сегодня, - ответил он.
Сильвия сузила глаза, как бы пытаясь разглядеть, действительно ли парень говорит правду.
- Не суй свой нос, куда не следует, если хочешь и дальше работать в этой компании, - прошипела она и всунула ему в руку пачку писем. – Отнеси это, и побыстрей.
Машина уже успела нагреться на солнце, когда Нико забрался в нее. Он шумно выдохнул и открыл все окна. Он посмотрел на корреспонденцию, которую ему предстояло развезти. Знакомые адреса банков, фирм. Но один адрес привлек его внимание. Это был адрес частного агентства. Нико отъехал от автостоянки, а через два часа, когда он вернулся, письмо все еще лежало в бардачке его машины.
Volver arriba Ir abajo
Contenido patrocinado




MensajeTema: Re: АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....   

Volver arriba Ir abajo
 

АНТОНЕЛЛА. 20 лет спустя....

Ver el tema anterior Ver el tema siguiente Volver arriba 
Página 2 de 5. Ir a la página : Precedente  1, 2, 3, 4, 5  Siguiente

Permisos de este foro: No puedes responder a temas en este foro.
Foro [ADB] - El Foro de Andrea Del Boca :: Foro ruso / Русский форум :: Foro ruso / Русский форум -
Contacto: [email protected]
Crear foro | © phpBB | Foro gratis de asistencia | Contactar | Denunciar un abuso | Blog gratis